Сергей Белановский (belan) wrote,
Сергей Белановский
belan

Categories:

Об эмоциональных взятках

Давно хотел написать про одно неприятное явление, которое я называю эмоциональными взятками. Возьмем, к примеру, журналистов. Среди них есть те, кто пишет заказные статьи, то есть берет денежные взятки. Такие люди не очень приятны, но их достоинство состоит в том, что с ними можно рационально договариваться.

Журналисты, которые не берут взяток, казалось бы, должны работать честнее. Субъективно, наверное, так и есть. К сожалению, это не всегда равносильно по-настоящему честной журналистской работе.

Тип журналиста, который я описываю (я не утверждаю, что все журналисты, не берущие денежных взяток, к нему относятся), чаще представлен женщинами. На мой взгляд, это явление среди журналистов-женщин весьма широко распространено. По-видимому, на субъективном уровне у них велика потребность в дружбе, в признании, в эмоциональной близости со своим окружением. Само по себе это совсем не плохо. Но плохо, если человек в поиске таких эмоциональных контактов забывает про свой профессиональный долг, подменяя его принципом: "Ты мне эмоции, я тебе публикацию".

Существование такого явления косвенно свидетелсьтвует о недостаточной открытости и недостаточной конкурентности СМИ. Публикации - это некий ограниченный ресурс, который может "приватизироваться" журналистами и выставляться на продажу: где-то за деньги, а где-то за положительные эмоции.

Продажа газетных или иных СМИшных площадей за эмоции - вещь, глубоко чуждая журналистской этике. Долг журналиста (не будем брать "желтую" прессу, хотя специфичный журналистский долг есть и там) - раскрывать общественно значимые темы или факты. Отбор тем не по приницпу значимости (пусть даже субъективно понимаемой), а по принципу эмоциональной взятки от заинтересованного лица, приводит к тому, что общественно значимые темы данным журналистом не раскрываются. Профессиональный долг журналиста остается не выполненным.

Стратегия эмоциональных взяток, конечно, не дальновидна. Журналист, следующий своему профессиональному долгу, в скором времени мог бы сформировать окружение совершенно иного качества, несравненно более высокого, чем то, что имеет. По сути, здесь действует принцип, сформулированный, кажется, Рокфеллером: дружба, основнаная на бизнесе (прочтем "бизнес" как "дело") лучше, чем бизнес, основанный на дружбе. Эмоциональная взятка не есть дружба, это ее имитация, порой очень циничная. Казалось бы, это надо осознать. Но не у всех получается. Широкое распространение эмоционального взяточничества - признак крайнего непрофессионализма журналистской среды.

Конечно, эмоциональное взяточничество распространено не только среди журналистов. Несколько неожиданно было обнаружить его у чиновников. Не так давно я потерял крупный заказ, не сумев дать эмоциональную взятку. Точнее, подлизать жопу я был готов (исключительно в переносном смысле этого слова), но проблема состояла в том, что пришлось бы работать в команде в двумя другими игроками, вошедшими в пул благодаря активному подлизыванию и сделавшими это главной частью своей стратегии. Вот этого я сделать уже не смог. Теперь я чувствую себя виноватым перед своей семьей.

Плохо, когда в деловой сфере деловые критерии не играют никакой роли.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments