?

Log in

No account? Create an account
Сергей Белановский's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Tuesday, December 9th, 2003

Time Event
6:06p
Кукурузная и другие кампании
ФРАГМЕНТ ИЗ КНИГИ Ю.В.ЯРЕМЕНКО
«ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ»

…Говоря о механизмах принятия крупных хозяйственных решений в нашей экономике, надо прежде всего сказать, что это были очень специфичные механизмы. Я даже затрудняюсь назвать ту отрасль знания, которая могла бы адекватно их понять и описать. Наверное, этой отраслью должна быть социология, но ни в наших, ни в зарубежных социологических публикациях я не встречал ничего даже отдаленно похожего.

Истоком было, конечно, наше военное и экономическое соревнование с Западом, в которое мы вступили в послевоенные годы. Оно стало доминантой нашей жизни, своего рода идеей-фикс. Исходя из этого мы развивали экономику по предельно широкому технологическому фронту и все время боялись в чем-то отстать. Если вдруг обнаруживалось какое-то крупное отставание, начиналась паника. В такие моменты возникали мощные идеологические кампании. Немедленно находились люди, которые использовали эту панику в своих интересах и подогревали ее. В итоге "провал" начинал возмещаться с большими издержками, потерями, извращениями, я бы даже сказал - с элементами шизофрении.

В качестве примера хочу взять историю развития нашей химической промышленности, которую мы начали развивать довольно искусственно. Импульс, как всегда, пришел из Америки. Было осознано, что химия является базой для многих технических изменений. В связи с этим мы стали культивировать производство химических изделий у себя. В результате были созданы конструкционные пластмассы - важный элемент современной индустриальной системы. Не сделав рывка в то время, мы сейчас бы очень отстали и в военной, и в гражданской экономике. Тем не менее мы начали развивать химическую промышленность лишь по причине того, что это соответствовало мировым стандартам современной индустриальной системы, не более. В тот момент, когда мы вкладывали гигантские инвестиции (в том числе и валютные) в химическое производство, у нас не было для этого никаких особых оснований. Наше машиностроение не было готово к использованию химической продукции. Импульсом к развитию химической промышленности в США были высокие трудовые издержки при обработке металлов и высокая зарплата американских станочников. В нашей стране в те годы эти факторы не играли значимой роли. Кампания химизации была проведена с гигантским идеологическим и инвестиционным перехлестом.

Вопрос: Но Вы сами говорили, что в ее осуществлении был определенный резон?

Ответ: В том-то и состояла специфика нашей действительности, что кардинальные решения представляли собой сплав вполне рациональных мотивов с иррациональными способами их осуществления.

Одна из причин состояла в том, что структура нашего общества предполагала постоянную идеологическую подкормку, которая должна была давать некий заряд оптимизма. Для достижения этой цели использовалось все. что можно, например, лозунги электрификации или химизации народного хозяйства. Пропагандисты и идеологи кормились на этом, они были заинтересованы в таких кампаниях, и раздували их до невероятных масштабов.

Другая причина была связана с тем, что в суперведомствах всегда находились люди, которые, используя подобного рода панику (истерику властей), старались на ней поживиться. Примером могут служить те академики (их было несколько), которые сделали себе карьеру на кампании химизации. И надо сказать, что они были еще не худшими, умеренными лоббистами. А ведь находились люди, которые писали книги о том, что станки можно делать целиком из пластмасс, включая даже станину.

Я хочу оговорить, что такого рода программы, как правило, возникали не на пустом месте. Они не были абсолютно бессмысленными. Если взять программу химизации, то необходимость создавать заделы в этой области, безусловно, была. Был свой резон в идее создания современных систем автоматизированного управления и связи. Даже знаменитая кукурузная кампания не была абсолютно бессмысленной. Она имела в своей основе совершенно реальную необходимость укрепления кормовой базы животноводства. В каких-то пределах расширение посевов кукурузы могло быть вполне разумным решением. Но Хрущев придал этой идее гигантские, абсурдные масштабы (отчасти в этом сказался его темперамент).

Честно говоря, механизм возникновения таких программ остается для меня не до конца ясным. Как они возникали, расширялись, осуществляли экспансию? Мне кажется, что эти вопросы относятся к психологии государственного управления. Их нельзя объяснить только влиянием лоббистских группировок - управленческих и идеологических. Мне кажется, все гораздо сложнее. Эти технократические идеи, с одной стороны, подкармливались психологией соревнования со странами Запада, но, с другой стороны, они очень часто казались спасительными, разрешающими наши внутренние проблемы. Попытка за счет неких технократических решений выйти из трудных ситуаций была нашей внутренней потребностью в чуде. Возможно, что сами руководители правительства, будучи технократами, всерьез относились к подобным идеям. Очевидно, что главной причиной появления этих глобальных технократических рецептов явилось усиление кризисных ситуаций в стране и отсутствие каких-либо перспектив на их разрешение.

В подобных ситуациях, когда возникает необходимость принятия каких-либо сильных решений, всегда появляются и предлагаются всякого рода псевдорешения, якобы очень эффективные, как правило, чисто технократические. Они брались на вооружение. Спустя какое-то время становилась очевидной их несостоятельность, хотя даже не очень проницательные люди с самого начала говорили, что это очередная химера. Я подозреваю, что и многие проводники таких химер тоже так думали, но им очень хотелось получить под них определенные инвестиции, а благодаря инвестициям - рост собственного статуса. Были еще люди, которых очень устраивал очередной идеологический бум. Но были и те, кто искренне верил в эти программы, хотя объективно они очень часто наносили стране колоссальный вред.

Появление несколько безголовых, но агрессивных технократов является важным и в чем-то трагическим моментом нашей истории. Они выдавали себя, как правило, за "спасителей" нашей экономики и все время предлагали технократические решения ее проблем. К примеру, была выдвинута идея создания всеобъемлющих систем связи -гигантских, всесоюзных сетей передачи информации. Это была совершенно шизофреническая идея, но она осуществлялась в широких масштабах. Правда, реальных ресурсов под нее давали очень мало, поэтому она реализовалась в основном как гигантская бюрократическая и идеологическая фикция. Тем не менее на этой фикции сделал себе карьеру небезызвестный академик Глушков, да и не только он один. Далее, идея оптимизации народного хозяйства - тоже одна из технократических идей. Она реализовывалась на совершенно пустом ресурсном пространстве, но с большой идеологической помпой.

Очень много таких программ осуществлялось в военно-промышленном комплексе. Их вред заключался в том, что они полностью обеспечивались ресурсами, причем лучшими ресурсами страны. Эти программы, собственно говоря, и привели страну к кризису, разорив гражданский сектор экономики.

К числу чисто фиктивных программ, которые обещали спасение страны как бы из ничего, я отношу и всевозможные нововведения, связанные с реформами хозяйственного механизма (это было бесконечное поле для экспериментирования). В основном это были совершенно безумные мероприятия, сопровождавшиеся большой идеологической накачкой. Но надо сказать, что в рамках этой деятельности существовал и некоторый подлинный импульс к реформированию, который, как и в других случаях, странным образом смешивался с фикцией.

Мне кажется, что описанные выше явления отражают какие-то не до конца понятные механизмы функционирования крупных тоталитарных систем, а точнее их управленческого аппарата, стремящегося к созданию иллюзии прогресса. Не имея реального прогресса аппарат всегда шел по пути предвосхищения будущего прогресса. Можно, сказать, что такие программы, как всеобщая химизация или информатизация страны, собирали дивиденды вперед. Когда эти программы обсуждались в средствах массовой информации, создавалась иллюзия реальной жизни, движения, поиска.

Но так как за всеми этими идеями все-таки стояли некие небольшие реальные проблемы, всегда было и определенное число "истинно верующих". Я уже говорил, что в определенных пределах необходимы были и химизация, и информатизация, и даже кукуруза. Но все это были лишь некие частные потребности, имеющие определенные пределы и весьма ограниченное значение. Тем не менее, в силу не вполне ясных причин, этим проблемам придавался глобальный смысл, раздувалась очередная идеологическая кампания. Это нельзя объяснить чисто экономическими причинами (например, порядком инвестирования), скорее всего это - некие законы управления тоталитарной системы, требующие имитации действий, прогресса, надежды на чудо.

Я сожалею, что у нас не сложилась та отрасль знаний, которая могла бы адекватно описывать эти явления. Мне кажется, что подобные эффекты могут проявляться в других обществах, поэтому понять их было бы очень полезно.

(Конец цитаты)
6:33p
Путин - это новый Хрущев?
Мне кажется, что в Путине начнет воплощаться какой-то странный симбиоз Сталина, Хрущева, Брежнева и еще каких-то фигур, которым нет российских аналогов (может быть, Альенде?). Под Хрущевым я понимаю политического деятеля, осуществляющего кампании кампании типа кукурузных, а под Брежневым – деятели, попустительствующего безудержному росту ВПК и спецслужб.

Причем все эти тенденции будут осуществляться или соместно, или быстро сменяя друг друга, как в ускоренной киноленте. С поправкой на новую ситуацию, конечно. Нет той устойчивости системы. Раньше можно было проводить кукурузные кампании без угрозы для стабильности. По большому счету провал кукурузной кампании тогда вообще никого не взволновал, все только смеялись. А сейчас это не пройдет.

Конституционное большинство в Думе мне кажется довольно опасным в смысле возникновения чувства вседозволенности. Как у Хрущева, хотя он и хорошего хотел.

Но мне кажется, что есть сфера, из которой могут прийти хорошие новости. Это сельское хозяйство, от которого я в обозримом будущем ожидаю взрывного роста (конечно, не за один год). Причем в отличие от нефти сельское хозяйство создает много рабочих мест и эффект мультипликатора. Может быть, оттуда возникнут ресурсы и люди, которые сломают нынешнюю систему?
7:13p
Читайте Яременко
Читайте Яременко, его главы о суперведомствах, которые осуществляли свои гиперпроекты и рвали на себя все ресурсы страны. Очень актуально. Никто лучше об этом не написал.

http://science.csa.ru/Info/yar_part1.htmr
http://science.csa.ru/Info/yar_part3.htmr и др.

<< Previous Day 2003/12/09
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com