December 23rd, 2011

Легистский миф и путинский дурдом

Раньше я уже цитировал Фрейда о том, что поэты знают все, и соглашался с этим. Соглашусь еще раз. Сегодня ради интереса я решил освежить в памяти известную песню "Наш дурдом голосует за Путина". И не зря. Пусть это не высокая поэзия, а сатира, но социологически интересная строчка все же нашлась. Вот она:

Но завхоз отожрался, а я похудел…
Где же где же ты, вождь, прекрати беспредел!


Сосредоточимся на второй строчке. В ней - суть того, что в выступлении у Потоцкого (см. ссылку на ролик в предудущем посте) я назвал легистской утопией (миф о Сталине - конкретная разновидность этой утопии). Суть мифа в статье в Газете.ру я описал так:

У россиян был миф о сильном правителе, который стоит над законом и который если где-то какое-то безобразие увидит, то дотянется и наведет порядок. Может быть, увидит не сразу, страна-то большая, но уж если увидит, то суд будет скорым и праведным. Люди, которые разделяют этот миф, долго ждали, когда Путин наконец дотянется и исправит все, чего они натерпелись. Но не дождались. Отсюда озлобление, особенно у мужчин, (Читать полностью: http://www.gazeta.ru/politics/elections2011/2011/12/13_a_3926826.shtml)

Сравним со строчкой из песни - там намного лаконичнее и понятнее! Респект автору.

Но можно копнуть и глубже. Возьмем теперь первую строчку. "Завхоз отожрался, а я похудел". Народный ход мысли здесь отражен правильно. Но правилен ли сам этот ход мысли? Завхоз мог растолстеть не от хорошего питания, а, скажем, по причине какой-то болезни. Чтобы разобраться в этом, нужен суд или какая-то экспертиза. Здесь коренится принципиальная ошибка легистской утопии: она игнорирует сложность реального мира.

Альтернативой легистской утопии является правовое государство. Право - это попытка отобразить и логически упорядочить сложность реального мира. В этом смысле институт права очень похож на институт науки. Подчеркиваю: не дисциплина "юриспруденция", а институт права. Оба института, хотя они имеют принципиально разное функциональное назначение, работают по одному принципу: описать сложность мира в соразмерной ему по сложности логически организованной концептуальной системе.

В легистской утопии правитель разбирается в ситуации как бы по щучьему велению: быстро и справедливо. И быстро карает. Это в утопии. Ну, а как это выглядит в действительности, это уже вопрос отдельный.

По сравнению с правом легизм является примитивной и редукционистской доктриной. Не случайно право было изобретено только одной цивилизацией из всех существовавших в истории. Прочие так или иначе базировались на легизме.

Если говорить о России, то в начале ХХ века она была в достаточной мере правовым государством. Большевики редуцировали правовое государство  до легистского, создав для его идеологического обоснования легистский миф. Этот миф существует в массовом сознании и сегодня.

Почему же тогда падает доверие к Путину и к его вертикали власти, если его философией как раз и является легизм? На этот вопрос я ответил в приведенной выше цитате из моей статьи. Поясню еще раз. Потому, что в восприятии народа Путин оказался плохим легистом, который говорит много грозных слов, а реально ничего не делает. Но сам по себе миф остался просто в силу того, что правового сознания, если не считать какой-то части образованных городских слоев, у российскуого народа нет.

Найшуль как-то сказал, что в России никогда не будет хорошего суда. Ну, насчет никогда я не знаю, но пока такой институт не проглядывается не только в среднесрочной, но и, пожалуй, в долгосрочной перспективе.

Какой из этого следует вывод? С этим я пока повременю, мне спешить некуда. Посмотрим, что скажут умные люди.

Птица счастья завтрашнего дня

В путинской конструкции сломались какие-то несущие элементы. Она еще не развалилась, но разваливается. Это уже вопрос вчерашнего дня. Вопрос сегодняшнего дня - это вопрос о демократии.

Что же станет вопросом завтрашнего дня? Конечно, вопрос о диктатуре.