?

Log in

No account? Create an account
Сергей Белановский's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Saturday, June 18th, 2016

Time Event
5:29p
Текст, написанный в сердитом состоянии, инициировавший дисуссию на сафте ГФК-форум

 Раньше я упоминал, что дискуссия с сайтом ГФК началась с некого сердитого текста, написанного мною в сердцах и размещенного в блоге в ЖЖ. Вскоре мое руководство приказало мне его срочно убрать, и теперь в блоге его нет. Но в моем архиве он все-таки сохранился. В нем есть некоторые повторы по сравнению с предыдущим текстом, но как это получилось, мне уже не вспомнить. Воспроизвожу текст, каков он есть.

х    х    х

В этом тексте я сообщаю о технологических итогах работы по фокус-групповому проекту. Проект реализовался не без проблем: значительную часть протоколов я вынужден был отправить на доработку, а именно на дополнительную сверку с аудиозаписью, поскольку есть ощущение, что расшифровщики сработали плохо и сокращали текст. Еще я дал указание исправить ряд оформительских моментов.
    Кроме того, 8 фокус-групп я вынужден был отправить на полную переделку, поскольку качество работы модератора оказалось неприемлемым. Это ставит меня в сложное положение, т.к. затягиваются сроки получения полного пакета протоколов, и напрягает мои отношения с региональными исполнителями, но другого решения я принять просто не мог.
   Мне хотелось бы подробно остановиться на проблеме качества модерирования. Люди, напрямую не связанные с социологическим полем, плохо представляют себе степень его деградации в регионах, да отчасти и в Москве. Про количественные опросы я писал много, повторяться не буду. Про качественные говорить было труднее, т.к. трудно представить доказательную базу. Но сейчас, к сожалению, такой доказательный материал у меня на руках, и меня глубоко огорчает, что все, кто его прочли, могут подтвердить обоснованность моих претензий.
   Методика проведения фокус-групп в действительности довольно сложна, если ориентироваться на высокие стандарты. Проблема в том, что перед модератором стоит двоякая задача. С одной стороны, он должен получить от каждого респондента его базовую точку зрения на каждый обсуждаемый вопрос. С другой стороны, методика фокус-группы предполагает выявление не совпадающих точек зрения и организацию между ними некоторой дискуссии (для углубления понимания и более полного раскрытия темы). Это действительно сложная задача, и у нас в стране (даже в Москве) очень мало людей владеют такой методикой.
   При этом многие люди, работающие модераторами, так сказать, "слышали звон" про групповую дискуссию и выдвигают этот аспект на первый план, совершенно пренебрегая смыслом и содержанием получаемого материала. То, что получается в итоге, просто ужасно. К примеру, я вижу, что модератор более или менее адекватно зачитал первый вопрос гайда и получил хороший, адекватный ответ от первого респондента. После этого, вместо того, чтобы предоставить слово следующему респонденту, модератор спросил: "У кого другое мнение?", априорно предположив, что мнения по данному вопросу поляризованы, что оказалось абсолютно не так. Далее дискуссия вылилась в какую-то кашу, состоящую из высказываний совершенно не на тему. Модератору в какой-то момент это надоело, и он сказал: "Хорошо, переходим к следующему вопросу".
   В результате мы получили такую типичную ситуацию: в протоколе мы видим, что при ответе на вопрос гайда один респондент высказался на тему, еще три высказались не на тему, есть несколько непонятных реплик, и прочие 6 респондентов вообще не высказались по этому вопросу. Читать такие протоколы тяжело, в том числе, и с моральной точки зрения, т.к. видно, как губится материал.
   Зная о таких особенностях российских модераторов, я при выдаче им заданий упрощаю методику и говорю: мне не нужна дискуссия, мне нужны развернутые (в объеме абзаца) ответы КАЖДОГО респондента на КАЖДЫЙ вопрос. Если сумеете сделать к этому приращение в виде дискуссии - хорошо, не сумеете - претензий не будет. Но если вы не получите полноценного ответа на каждый вопрос, я такую работу не приму.
   Я понимаю, что моя позиция в чем-то идет вразрез с общемировой практикой. Кстати, этот вопрос отражен и в моем учебнике. Там со ссылкой на мнение западного автора говорится, что если на фокус-группе каждого респондета просят высказаться по каждому вопросу, то это, по сути, уже не фокус-группа, а 10 параллельно ведущихся индивидуальных интервью. Пусть так. В моей же книге описываются результаты эксперимента, в котором один и тот же проблемный вопрос изучался как методом фокус-групп, так и индивидуальных интервью. Результат эксперимента показал, в общем, взаимозаменяемость обоих методов. Поэтому насчет фокус-групп до сих пор не утихает дискуссия - дают ли они содержательное приращение по сравнению с индивидуальными интервью, или просто экономят время, в ряде случаев деньги и т.д. Я не хочу здесь влезать в эту дискуссию. Важно другое: в наших условиях, если работать с региональными исполнителями, нет возможности проводить фокус-группы по "высокой" методике. Дай Бог, чтобы они сделали хотя бы по более примитивному варианту.
   Но практика показывает, что зачастую они даже этого не могут! Вопреки абсолютно точным (как устным, так и письменным) указаниям они все равно делают по-своему, и потом страшно обижаются на претензии, заявляя: "Мы работаем по общемировым методикам! По Кодексу ЭСОМАР! Мы очень крутые! Вы единственные, кто предъявляет нам такие претензии!" и т.д. И если на какие-то частные нарушения еще можно закрыть глаза, то в некоторых случаях просто опускаются руки: работа запорота и сделать с этим ничего нельзя (кроме как переделать заново).
   Причина такого положения дел видится мне в плохой работе наших социологических брендированных "китов", проводящих всероссийские опросы. Они абсолютно не следят за технологией, не растят и не воспитывают кадры модераторов, все пустили на смотек: есть протокол, и ладно, лишь бы он был побольше объемом (отсюда привычка модераторов рассуждать не на тему). Наши социологические "киты" не выполнили свою общероссийскую миссию - не вырастили профессиональные кадры, морально разложили всю социологическую сеть.
   Возможности нашей организации воздействовать на эту ситуацию крайне малы. Мы не являемся постоянными заказчиками, поэтому у нас нет регулярных коммуникаций с региональными исполнителями. Поэтому мы не можем их воспитывать, можем лишь предъявлять разовые претензии. И то с осторжностью: если они обидятся на нас и не захотят дальше с нами работать, может случиться, что в данном конкретном регионе работать нам будет уже не с кем.
   Возьмем для примера Нижний Новгород, в котором для нас были сделаны 4 фокус-группы. Этот регион очень важен для нас, но, как назло, именно в этом регионе исполнители сработали из рук вон плохо. Причем мы обратились не к первым попавшимся людям. В Нижнем имеются три фирмы, которые занимаются соцопросами. Мы выбрали наиболее адекватную, две другие просто недекватны, что проверено горьким опытом. И отчасти выбранная нами фирма подтвердила свою позитивную репутацию: по протоколу я вижу, что в фокус-группе милиционеров сидят действительно милиционеры, а не соседи по лестничной клетке, которым сказано, чтобы они разыграли из себя ментов (это очень распространенная практика). Но модератор был уж очень неадекватен, и при всем нежелании идти на конфликт я не смог принять такую работу. Очень жаль: я думаю, что за всю историю России мы едва ли не первыми попытались собрать фокус-группу милиционеров. Будем пробовать переделать.

10:29p
Не про политику и не про фокус-группы
Симон Кордонский опубликовал довольно любопытное интервью о том, как он проводит практику со своии студентами. Интересно написано, хотя и вызывает вопросы. Но его рассказ об экспериментальном посещении магазина Библио-Глобус вызвал у меня некоторые личные ассоциации, о которых и напишу.

Как и все родители моего возраста, я страшно озабочен тем, что моя дочь (ей сейчас 12 лет) не читает книг. Возможно, эта озабоченность ложная, поскольку в интернете они, возможо, читают больше, чем мы в их возрасте. Правда, неизвестно,что они там читают, но по моей оценке словесный тезаурус у моей дочери для ее возраста очень неплохой.

Тем не менее, социальный инстинкт в самом себе побороть невозможно. Я все время спрашивал у дочери, читает ли она книги. Оказалось, что да! В доказательсво она что-то показала из домашней библтиотеки. Я радостно спросил: давай пойдем в книжный магазин, купишь себе, что хочешь. Дочь, опять же к моему удивлению, согласилась.

Мы пришли в магазин, я отпустил ее гулять по залам, а сам спустился вниз посмотреть, не появилось ли что-нибудь любопытное по истории. Немного задержался, а когда поднялся увидел, что дочь собрала три или четыре книги, отстояла очередь к кассе и как раз препирается с кассиром. Я подошел, сказал, что я отец девочки, и спросил в чем дело. Касирша, глядя на меня крайне неодобрительно, спросила: Вы действительно разрешаете дочери читать такие книгии?

Я  мельком посмотрел. На одной обложке был изображен вампир, а аннотация говорила, что это про любовь вампира к обычной земной девушке. Остальные книги были в том же роде, но я их толком не рассмотрел. Кассирше я сказал: пусть лучше читает это, чем вообще ничего не читает. В очереди захихикали. Кассирша с неодобрением пробила чек и отпустила нас. Психологи, я правильно поступил, как отец девочки?

Позднее я разговаривал в продавцом в другом книжном магазине. Я спросил, кто все это читает? Ответ был прост: подростки. Девочки читают про любовь, а мальчики фантастику. Да в принципе нормально, соответствет возрасту. Если в любом городе, даже небольшом, есть книжный магазин, то в нем обязательно имеются три категории книг: для школы, какая-то случайно подобранная классика (стоящая едва ли не с советских времен), и книги про вампиров, пришельцев, про разные отношения их с  людьми (война, любовь и совмещение обеих тем). Но кто-то ведь книги про этих вампиров читает? Отвечаю: подростки. Это просто осовремененный аналог народных сказок. Не про баба-ягу же им, живущим в городской среде, книжки читать.

Правда, не оставляет ощущение, что моем детстве такие книги были посерьезнее, что-ли. Но не нам об этом судить. На наших глазах сменилось несколькот эпох. Мы что, опять обязаны заставлять детей читать  "Войну и мир"? (весьма неоднозначное произведение). Да не будут они это читать. Заставить невозможно. Повторяю, словесный тезурус у моей дочери уж точно не хуже нашего в ее возрасте. Тогда в чем претезии? То есть, может быть, и есть претензии, я не спорю, о них разговор отдельный, но ведь и к нам были претензии, когда мы были подростками? И, возможно, не все они были справедливые. Мир движется по своим законам эволюции, и не нашим ничтожным разумом их исправлять. Исправляли уже, делали культурную революцию... И что получили?

Да, я понимаю, что жанр научной фантастики фактически исчез (впрочем, мне говорили, что есть исключения), а роль "любви" и эротики в этих книгах возросла. Ну, это и есть тот самый демократичекий процесс Токвиля с добавдлением Маркузе, о котором я писал ранее. Непривычно, конечно. Многие считают, что это плохо. Но если процесс идет с неодолимой силой, а человечество от этого не вымирает, то на основе каких критериев делается вывод, что это плохо?

Мне кажется, что Кордонский не учел одного маленького обстоятельства: вся эта литратура про вампиров или про пришельцев, которую он читал - это литратура для подростков. Ну, может быть, от нечего делать ее читают и какие-то взрослые. Но возрастного распределения в своем интервью он не дал и этого аспекта вообще не затронул. Мне кажется, что это упущение.

В общем, все идет по зконам эволюции, и нам трудно судить, куда они приведут. Но вовсе не обязательно, что к чему-то плохому, хотя трудные времена периодически могут возникать. Но только не вампиры будут в этом виноваты.

<< Previous Day 2016/06/18
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com