?

Log in

No account? Create an account
Сергей Белановский's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends View]

Wednesday, July 13th, 2016

Time Event
9:44p
Самая суть проблемы
Этой публикацией я завершаю цикл текстов о фокус-группах, размещенных ранее в ЖЖ и ФБ. Много текстов осталось неопубликованными, но сейчас я готовлю обновление своего личного сайта, где все тексты будут выложены. Здесь же я хочу высказать свое мнение по одному важному вопросу или мнению, массово распространенному среди российских социологов. Проблем здесь две. Во-первых, это мнение я считаю неправильным. Его неправильность подтверждается самой жизнью, поскольку данное мнение постоянно звучит на лекциях и даже в неформальных разговорах социологов, но не применяется на практике в силу его нереалистичности. Во-вторых, при проведении любого исследования исследователь вынужден считаться с состоянием технологической (в том числе кадровой) среды, в которой он будет работать. И если квалифицированных кадров катастрофически не хватает, можно даже сказать, что их практически нет, технологию приходится приспосабливать к тем кадрам, которые есть в наличии. Возможно, с некоторым снижением качества продукта. Это не исключает того, что со временем эти кадры могут быть переобучены, и качество технологии возрастет. Но сейчас этим никто не занимается, в значительной мере потому, что сама проблема мало кем осознается.
Вопрос, о котором идет речь, в принципе отражен в моих предыдущих текстах, но, поскольку их совокупный объем велик, он мог не попасть в центр внимания читателей (судя по всему, не попал). В этом посте я переношу его в центр внимания и боюсь, что когда коллеги осознают, о чем идет речь, может возникнуть новый скандал (надеюсь, что в более приемлемых этических формах). Поясняю, что сам я никоим образом не стремлюсь к скандалам и лишь высказываю свою научную и практическую точку зрения. Но в прежних дискуссиях мои оппоненты, к сожалению, часто бывали слишком эмоциональными и вместе с тем плохо разбирались в сути вопроса. Вместе с тем я готов поставить в заслугу моим оппонентам из фирмы ГФК от 2005 года то, что они правильно уловили центральный момент, который я обозначил еще в те годы. К сожалению, после этого дискуссия сразу вышла из этических берегов, но об этом я уже писал ранее.
Еще один важный момент, который я хочу вынести в предисловие. Я уважаю чужие точки зрения, не совпадающие с моими, если они хорошо аргументированы и снабжены доказательным материалом. Я не держусь за свою точку зрения и готов изменить ее, если увижу достойную альтернативу. Но пока таких альтернатив в России я не встречал.
Если говорить о российских учебниках и учебных курсах, посвященных фокус-группам, то практически все они начинаются с описания процессов групповой динамики, якобы присущей фокус-группам или даже являющейся ключевым их элементом. Групповая динамика предполагает, что члены группы взаимодействуют друг с другом, дискутируют. Отсюда, очевидно, такое внимание уделяется дискуссии (еще дискуссия играет большую роль в терапевтических группах Роджерса. Это уже не имеет отношения к групповой динамике, но, как я уже говорил, учебные курсы по фокус-группам эклектично смешивают разные групповые подходы, разработаные в психологии).
Остановимся на групповой динамике. Этот термин ввел в научный оборот Курт Левин. Сегодня его труды изрядно подзабыты, и найти хороший учебник или хорошего знатока его теорий непросто. Тем не менее, в наиболее серьезных учебниках его теория излагается. Курт Левин начал заниматься групповой динамикой в американский период своей жизни, сбежав в Америку от нацистов. Надвигалась война, и Курта Левина привлекли к военным разработкам. Об этом аспекте его деятельности известно мало (что-то, возможно, до сих пор засекречено), но военных интересовали возможные динамические процессы в таких группах, как спецназ, действующий на территории противника (взято из лекции Зейгарник). Финансировали эти исследования хорошо. Но Левин вел свои исследования широким фронтом, благодаря чему появились не только рекомендации по спецназу (я не знаю, в чем они заключаются), но и, скажем, маркетинговые чаепития. Все это вещи общеизвестные, и я пишу о них потому, что следую известному риторическому принципу начинать речь с некого общего, т.е. общеизвестного места.
Суть динамических групп Левина состояла в том, что группе давали определенное задание, и она должна была не просто его выполнить, но и прийти к консенсусу в отношении найденного решения. До нахождения консенсусного решения группа не могла разойтись. Это лишь самое общее описание, потому, что вариантов Левин испробовал огромное количество.
Групповая динамика, протекавшая в таких группах, подразделяется на структурную и когнитивную. Казалось бы, это вещь общеизвестная. Думаю, что многие психологи о ней прекрасно осведомлены. Но поразительно, что я ни разу не слышал об этих терминах от специалистов по фокус-группам.
Дальше я вынужден процитировать сам себя, взяв фрагмент из лекции, прочитанной мною во ВЦИОМе.
«Надо сказать, что в западных учебниках слово дискуссия в отношении фокус-групп встречается довольно часто. Более того, говорится, что если мы собрали людей и опрашиваем их по очереди, то это уже не фокус-группа, а совокупность индивидуальных интервью. Это важный вопрос, но он требует серьезного раскрытия, поэтому пока мы его пропустим. Отмечу лишь, и психологи должны меня поддержать, что существует очень много видов групповых дискуссий, основанных на разных методических принципах. Так вот, я был сильно удивлен, что в той литературе, которую я использовал для написания своей версии учебника, а она (эта литература) была приличного объема, методические принципы именно фокус-групповой дискуссии нигде не были описаны. Возможно, что методика такой дискуссии - это спорный вопрос, и авторы учебников проявляют известную осторожность, чтобы ненароком не влезть в ненужную им профессиональную дискуссию, как это получилось со мной. Надо еще сказать, что в мире есть большое количество разных модераторских школ и разных индивидуальных мнений модераторов, поэтому не исключено, что какой-то единой точки зрения по этому вопросу не существует.

Пожалуй, лишь один раз, когда я присутствовал на тренинге, организованном американской организацией РОСКОН, нам было настойчиво сказано, что давать слово респондентам надо не подряд, а, так сказать, вразбивку, то есть так, чтобы они не сидели рядом (идеально, наверное, это было бы сделать через генератор случайных чисел, но это сложно выполнить, т.к. поведение модератора будет выглядеть неестественно). Важно, однако, что ничего более существенного сказано не было. В частности, ничего не было сказано про групповую динамику...
…Групповая динамика разделяется на структурную и когнитивную составляющие, которые применительно к фокус-группам следует рассматривать раздельно. Структурная динамика, т.е. появление одного или нескольких лидеров, как бы диктующих свое мнение остальным, абсолютно недопустимо – об этом написано во всех известных мне западных учебниках…
Что касается когнитивных динамических эффектов, здесь ситуация сложнее, но не в том смысле, что она искажает ход обсуждения, а скорее в том, может ли она быть прогностическим элементом, моделирующим когнитивные процессы в обществе, если некие вопросы выйдут на первый план в повестке дня. Есть мнение, что когнитивная динамика может иметь такое прогностическое значение, если задать дискуссии определенное направление, например, продемонстрировав некий ролик. Оценив реакцию респондентов до и после просмотра ролика, можно выдвинуть гипотезу, что общественное мнение, вероятно, пойдет по такому-то пути (вовсе не обязательно по пути, который показан в ролике). Но здесь есть много спорных вопросов, которые надо обсуждать отдельно. Пожалуй, здесь не хватает экспериментальных данных, наподобие тех, которые получил Ферн. Тем не менее, я повторяю, что в каких-то пределах и в каких-то случаях именно когнитивная часть групповой динамики может оказаться конструктивной в наших фокус-группах. Оговариваю, что с этим согласны не все. Этот вопрос недостаточно изучен.
Но я хочу подчеркнуть, что если вы говорите о групповой динамике, обязательно различайте эти две составляющие: структурную и когнитивную. Они совершенно разные, в том числе и с точки зрения влияния на фокус-группы, которые мы проводим».
Итак, судя по известным мне источникам, вопросы групповой динамики имеют лишь косвенное отношение к фокус-группам, и зачастую групподинамические эффекты, особенно структурные, могут иметь серьезные негативное влияние на качество полученной информации. Тех, для кого изложенная точка зрения оказалась новой, я очень прошу изучить этот вопрос по доступным источникам, например, по изданному на русском языке учебнику социальной психологии Майерса (о фокус-группах там не говорится, но о групповой динамике – подробно).
Мне трудно сказать, от кого в России пошла групподинамическая концепция фокус- групп (кто является, так сказать, нулевым распространителем этой болезни), но практически все знакомые мне модераторы придерживаются этой концепции. Но поскольку эта концепция, как минимум, не продумана, не проработана, и, главное, не доведена до практических рекомендаций, то декларирующие ее модераторы в действительности работают по принципу «кто во что горазд» (выражение Петра Первого). Дальше и возникают те самые дискуссии, которые проводятся вне рамок какой-то единой и внятной методики. Результат часто оказывается таким, что его невозможно понять. Таких фокус-групп, к сожалению, я получал много.
Что же делать в сложившихся условиях? Во-первых, заново изучить западный опыт, и изучить не поверхностно, а серьезно. Привезти в Россию не только учебники, но и видеозаписи реальных фокус-групп, сделать к ним дублирующий перевод или хотя бы субтитры. Все это как следует изучить и обсудить. Все это было бы хорошо сделать, но, к сожалению, даже крупные фирмы и университеты этого пока не делают.
Итак, мы работаем с тем, что имеем. Как построить такую работу? Попробуем сформулировать.
Шаг первый. Для начала – полностью отказаться от практики организации дискуссий, как она сложилась на сегодняшний день. В частности, полностью отказаться от стимулирования трансакций респондент-респондент и допускать их лишь изредка, если в них звучит что-то интересное по теме. Но не давать таким дискуссиям затягиваться.
Шаг второй – запрещенный всеми западными учебниками. Научиться опрашивать респондентов по кругу. Да, это будет совокупность индивидуальных интервью с респондентами, которых собрали в одной комнате. Но при этом каждый респондент должен подробно и внятно ответить на каждый вопрос. Поскольку сложные вопросы на фокус-группы е выносят, ответ каждого респондента должен быть примерно в объеме абзаца. Преимуществ сразу два. Во-первых, текст сразу становится вменяемым и читаемым. Во-вторых, модератор обучается слушанию по технике probing, описанной в моем учебнике «Глубокое интервью». Очень хорошо. Кстати, есть вопросы, по которым не запрещено опрашивать по кругу. Например, знакомство: кто где работает, какая, если не секрет зарплата, сколько человек в семье и т.д. Но потом начинается основная часть, которую на первом этапе переобучения проводим по той же схеме.
Затем, научившись проводить подобные групповые интервью в их самом примитивном варианте, попробуем следовать рекомендации упомянутой мной американской организации РОСКОН, то есть спрашивать респондентов разбивку. Что получается? Из регионов, где мы размещаем заказы на проведение фокус-групп начинают сыпаться жалобы на то, что модератор не может запомнить, кто уже выступал, а кто нет. Что делать? Вариант первый – учиться. Известно, что в хороших ресторанах официантам запрещено записывать заказы посетителей в блокнотики, их надо запоминать наизусть. И ничего, справляются, поскольку не хотят потерять работу. Значит, научиться можно.
Но тем, кому это все-таки трудно, предлагаю следующий выход. Я о нем нигде не читал, придумал сам. Но и запрета на такой метод я тоже нигде не читал. По многим вопросам респонденты делятся на два-три сегмента. Этим мы и воспользуемся.
Вот мы начали проводить фокус-группу и выяснили, что на выборах мэра трое будут голосовать за Иванова, другие трое за Петрова, двое еще будут думать, и двое не пойдут на выборы. Отлично. Итак, те, кто за Иванова. Вот Вы, пожалуйста. Почему? А что Вы думаете о Петрове? Отлично. Теперь Вы, затем Вы. Так, мы выслушали сторонников Иванова. Теперь сторонники Петрова. Напомните мне, кто будет голосовать за Петрова? Да, вспомнил. Вы, Вы и Вы. Отлично. Начнем с Вас. Потом Вы и Вы. Так, с Петровым тоже разобрались. Теперь у нас есть люди, которые еще не решили. Это Вы и Вы, правильно? Я так понимаю, что Вы колеблетесь. Ну, хорошо, имеете право. Но что Вы думаете о каждом из них? В чем причина Ваших колебаний? Замечательно. Ну, и остались те, кто вообще не пойдет на выборы. Если не секрет, почему?
Безусловно, есть и другие алгоритмы. Какие они, в чем их преимущество? Прошу высказываться. Давайте делиться опытом. Будет интересно.

<< Previous Day 2016/07/13
[Calendar]
Next Day >>
My Website   About LiveJournal.com