May 6th, 2018

Отрасли, закрытые для внешнего аудита

Основных причин закрытия может быть три. Часто они присутствуют все вместе, но какая-то одна выходит на первый план. Первая - государственная безопасность. Это слово вызывает неприятные ассоциации, но, в конце концов, в США тоже есть ЦРУ и армия. Вторая - ведомственно-административное закрытие. Пример - российский суд. Анализируя судебную систему, следует помнить, что в России суд - это ведомство со своими интересами. Эти интересы дают о себе знать и в процессах, никак не связанных с политикой и в которых не задействованы "сильные мира сего". Если говорить о судебной реформе, копать надо именно здесь. Наконец, третья причина - сложность и специфичность профессиональных знаний людей, работающих в отрасли. Это отчасти касается и упомянутого суда, но наиболее яркий пример - медицина. Эта отрасль специфична еще и неким корпоративным духом врачей, возможно, в чем-то полезным, но делающим невозможным создание медицинского суда или квазисудебных организаций. Читая различные проекты и предложения того же Кудрина, и не только его, хорошо видно: есть вещи, в которых авторы разбираются и имеют свою профессиональную позицию (пример - Кудрин и Титов, здесь я ставлю их на одну доску), и есть вещи, в которых не разбирается никто. Либо - это немного лучше, но только немного - имеется слишком узкий круг действительно вменяемых экспертов. Выбирают кого-то одного, человек вменяемый, но столь сложные проблемы не могут решаться одним человеком. Предложения неизбежно сводятся к частностям, становятся несоразмерны проблеме. В медицине - это видно по текстам - авторы реформистских предложений не разбираются вовсе и предоставляют соответствующие разделы своих программ как площадки для продвижения ведомственных интересов Минздрава. Порой просто поразительно, до какой степени авторы реформистских программ этого не видят, и поразительна наглость, с которой Минздрав этим пользуется. Что делать? Нужно отколоть какую-то часть медицинского сообщества от корпоративной связки с другими членами корпорации и их начальством. Как это сделать? Я не знаю, но думаю, что какое-то решение может быть найдено.

Специалисты по загниванию

Многие проводят параллели сегодняшнего дня с 80-ми годами. Я и сам провожу. Вот еще одна. Все, кто жил в те годы, помнят разговоры на кухнях, неформальные семинары (часто в стенах МГУ и других ВУЗов или в институтах АН СССР). Помню высказывание одного участника: мы все квалифицированно обсуждаем недостатки советской системы, т.е. мы все специалисты по загниванию. А мне хотелось бы, чтобы мы стали специалистами по экономическому чуду. На практике чуда не получилось, но насчет специалистов по загниванию направление мысли правильное. Вот и сейчас, читая ленту, я чувствую, что мы все опять становимся специалистами по загниванию. Да, смотря вокруг себя и читая новостные ленты, много чего хочется сказать. Эмоции захлестывают, трудно удержаться от злорадства по поводу очередного провала российских властей. Но эпоха заканчивается. Приближается турбулентность. Ясно, что экономического чуда в ближайшее время в России не будет. Кудрин и Ко вынуждены врать, чтобы им позволили сделать хоть что-то полезное. Между прочим, эта польза зачастую может быть иллюзорной. А исполнять придется, раз обещали. Так или иначе: как бы из специалистов по загниванию не превратиться в специалистов по развалу. Не хотелось бы снова в 1918 или 1991 гг. Стране нужно 20 лет спокойного развития. Но откуда они возьмутся, если у власти стоят силовики-экстремисты? Идиоты, способные натворить что угодно. И самое удивительное - требующие немедленных реформ. В 80-е годы кто-то сказал, что геронтократы типа Брежнева, над которыми все смеются - это благо для страны. Они вообще ничего не делают и тем самым дают стране передышку. Думаю, что ныне Путин был бы сам не прочь превратиться в Брежнева, но обстановка уже не позволяет. Ю.В.Яременко часто с тоской вспоминал 60-е годы, когда, по его словам, жизнь была медленной и чиновник еще не осатанел. Но в ту эпоху возврата нет. Возвращаюсь к началу поста: читая ленту, полную критики власти, я согласен почти с каждым словом и с каждой эмоцией. Но все вместе производит гнетущее впечатление. Не вижу конструктивных идей, не вижу (почти не вижу) даже попыток их сформулировать. Загниваем?

С чего началась паника советских властей

Я хорошо помню, чего началась паника советских властей. К сожалению, не могу назвать дату. Думаю, что это была вторая половина 70-х годов. Академик Абел Аганбегян написал записку в ЦК КПСС, которая попала в самиздат. Может быть, сам и слил, но это неважно. В трехстраничной записке, написанной нетипичным для бюрократии эмоциональным языком говорилось, что темпы экономического посота в СССР падают. Далее почти дословно: мы знаем, когда эта тенденция началась, но не знаем ее причин и не знаем, когда она закончится. Возможно, это был не единственный сигнал, но он был услышан. Вот с этого-то момента чиновник и осатанел. Поначалу не сильно, но чем дальше, тем больше (а темпы продолжали падать). И вновь вспоминаю слова Яременко: "Темп роста - это вообще не тот рычаг, за который нужно дергать" Между прочим, золотые слова.

Воспоминания о будущем, или ошибка Егора Гайдара

80-е годы дают много поводов для размышлений. Как известно, в те годы существовало диссидентское движение. Там были разные люди и разные течения, но основной идеей было правовое государство. Конечно, параллельно существовало недовольство дефицитами, официальной ложью, в которую люди верили все меньше. Был миф о Западе, как о стране благословенной с точки зрения уровня жизни. Это был не совсем миф, но в закрытом информационном пространстве он приобрел мифологические черты. Но важно, что позитивная идея в виде правового государства все же была. Егор Гайдар и другие другие реформаторы радикально поменяли этот тренд. На первый план вышли экономические реформы, переход к благосостоянию через шоковую терапию и... макиавеллевская тактика. Допускаю, что без макиавеллевской тактики было нельзя. Но идея права не должна была исчезать столь радикально и бесповоротно. О ней следовало помнить и и соотносить с ней свои действия. Любая революция нелегитимна, но цель восстановления легитимного порядка должна была быть сохранена. Обращаю внимание, что ни один диссидент при Ельцине не сделал карьеры. Пытался установить идеологические отношения Сергей Адамович Ковалев. Но его очень быстро отстранили и облили грязью. Прошли годы. Даже Милтон Фридмен признал свою ошибку. А Гайдар, при всем уважении к нему, до конца жизни так и не признал. И вот лидеры либералов Кудрин и Титов заговорили о судебной реформе. С технической точки зрения они сказали много правильного. Но сводить идею правового порядка к судебной реформе просто смешно. Суд лишь часть правового государства. Есть еще, как минимум, система законодательства и система правоприменения. Но есть и еще что-то, без чего эти институты не работают.. Отдельный вопрос - что. Всеобъемлющего ответа я не дам, у меня нет такой квалификации. Есть лишь отрывочные смутные идеи. Если бы такие идеи были у кого-то еще... Есть хорошие юристы, но проблема выходит за рамки их компетпенции (кстати, Милтон Фридмен тоже говорил что-то похожее). Так или иначе, но слов "правовое государство" с 1991 года я не слышал. Вот и возникает странная ностальгия по диссидентскому прошлому. И не только ему.. В прошлые века существовало много систем правления. Но императорский Рим был уникален в одном отношении. У всех государей во всех странах света были советники. Но только у римских императоров если не главными, то одними из главных советников были юристы. И какие юристы! Я не вижу им равных сегодня. Кто не верит, почитайте Ульпиана. И ведь он не единственный. Просто моего образования не хватает назвать десяток других имен. Но сейчас идея права скорее от нас отдаляется. Предложение Титова освободить от преследований нескольких предпринимателей, чтобы они снова могли "предпринимать" на благо Родины, пусть даже справедливо, но по сравнению с идеей права просто смешно. А там, где нет права, есть беспредел и право сильного. Начали Гайдар и Ельцин, но Путин много поработал, чтобы развить систему беспредела. Теперь вроде бы даже сам обеспокоился: экономика, видишь ли, не растет. Да не в экономике главное. Рост экономики - это уже вторичный эффект.