June 21st, 2018

Дореволюционный анекдот.

Стоит человек на Красной площади и во весь голос вещает: "Один дурак, а миллионам людей жить не дает". Подходят двое полицейских. "Это ты про кого?" Отвечает: "Про немецкого царя". Полицейские: "Ладно, продолжай". Отходят, потом возвращаются, берут под руки, ведут. Оратор: "Вы за что, я же про немецкого". Полицейские: "Э, нет. Немецкий-то не дурак. Так что пройдемте-ка, гражданин".

Вот я и думаю: а ведь Ким Чен Ын - оказывается не дурак.

Кейс про медицину

Живет неподалеку от нас соседка Антонина Петровна. По возрасту ей за 70. Она помогала нам убирать квартиру, мы давали ей какой-то заработок. Очень добросовестно работала. Мы любили ее, как члена семьи. всегда приглашали к столу, иногда она позволяла себе даже немного выпить. Прошли годы,и стали мы замечать, что ей становится все труднее. И вот звонит, говорит, что больше работать не может. Диагноз - остеохондроз. Обидно, конечно. Работать больше не может, но какую-то связь с ней поддерживаем. Рассказывает. Месяц лечили ее от остеохондроза (как - не знаю), потом поставили диагноз холецистит. Назначили анализы на кровь. В принципе правильно, но если это холецистит с реальной болью, то надо бы и УЗИ сделать? Ведь камни могут быть? Разозлился я до предела, узнал, в какой поликлинике лечится (говорить не хотела), нашел в интернете сайт, звоню главному врачу. Говорю: такое дело: если это холецистит, надо бы УЗИ сделать. Но, видимо, с УЗИ у них напряженка. Я не врач,но и знакомые врачи говорят. Тут выяснилась интересная деталь. Раньше у Антонины Петровны были районная поликлиника № 45, всю жизнь туда ходила. Я и звоню в поликлинику 45. Меня спрашивают: а вы куда звоните? В поликлинику 45. А где живет Эта женщина? А я ,как назло, не знаю. Дом знаю, а адрес нет. ФИО знаю, район знаю (Выхино). Говорят: это не наш район. Как так? Отвечают: мы на Соколе. Я говорю: номера сменили? Отвечают: нет, нас укрупнили. Теперь по всей Москве много поликлиник с номером 45 разбросано. Вам какая нужна? Я говорю: не знаю. Та, к которой прикреплена Антонина Петровна Орел. Говорит: вот и звоните туда. Послушайте, говорю, а ведь у меня разговор записывается.Не то, чтобы я нарочно включил запись, она как-то автоматически включается. Я долгое время об этом сам не знал. После слов о звукозаписи тон сразу изменился. Ладно, говорит, найду по базе, разберусь. И позвонила! Результат разговора: район не наш, идите к своему врачу. Я уже на стенку олез от ярости. Но дня три было недосуг, а потом Антонина Петровна сама позвонили и сказала, что ей звонили из местной поликлиники. Сделали УЗИ. Камней в желчном пузыре . слава Богу, нет, да и вообще это вроде как не холецистит. А что? Говорят, печень плохая, твердая, жировые отложения. Еще диабет. Месяца за 4 разобрались (если) Что делать? Соблюдайте диету, пейте травку. Ну, это мы и без врача знали. Лекарства какие-то прописали? Нет. А какая у Вас пенсия? 19 тыс. руб. Понятно. При таких доходах врачи даже дешевые лекарства боятся выписывать И это в Москве! Причина ясна: выпишешь лекарство, а больной напишет жалобу: лекарство выписали, а купить не могу, дорого. Посыпятся жалобы Собянину и Путину, вызовут они тех, кого надо, спросят: мы же деньги большие в медицину вложили, почему поток жалоб растет? Выговор. А у врачей вывод простой: не надо ничего выписывать. И даже не обвинишь их в халатности. А что они могут сделать? Соблюдайте диету. Пейте траву. Сам видел, как под окном одна пенсионерка собирала дикорастущую ромашку. Но люди жалуются: ведь болит! Отвечают: медицина не всесильна.

Вот мой вывод (гипотеза) амбулаторное звено работает вхолостую. И врачей даже нельзя винить.19 тыс. руб. у людей пенсия. Какие лекарства, она диету не может выдержать, питается углеводами. Тогда зачем такая медицина? Антонина Петровна так и говорит: не пойду больше, нет смысла туда ходить. И сил тоже уже нет.

А я как-то по своим делам попытался в районную поликлинику сходить. В итоге ушел в платную, взял кредит, теперь выкарабкиваюсь. Это я могу, пока работаю.А что потом? Написал жалобу в прокуратуру, и в управление по здравоохранению. Интересно, что ответят. Но могу сказать точно одно: моей квалификацией написания таких жалоб мало кто обладает. Все-таки я человек пишущий. и за 40 лет квалификацию приобрел. А что делать Антонине Петровне? Она ведь внятно и изложить не сможет, чем она недовольна.

Мой вывод: больничное звено еще как-то работает, только попасть туда трудно. А амбулаторное прокручивается вхолостую. Что делать? Не знаю.