August 15th, 2018

Андроповщина

В свое время я описывал историю, как Андропов боролся с коррупцией в торговле. На эту тему размещено интервью с директором магазина. Торговля действительно была проблемной отраслью экономики, потом, что работала с населением и потому, что испытывала постоянные дефициты. И в промышленности это волновало всех гораздо меньше. А про торговлю помню кто-то сказал: "Идет настоящая война населения со сферой обслуживания". Война войной, но у руководства магазинов были способы обеспечить себе хорошую жизнь. Не без риска, конечно, но были. Население ненавидело "торгашей", считало их ворами и источником всех бед. В точном соответствии с фразой Амальрика Андропов, не разобравшись, решил покончить э этой проблемой "по большевистски". Резко увеличилось число проверок, были созданы или увеличены планы по "отлову" и посадкам "торгашей". И воровать практически перестали. Не полностью, тут возникли контр-стратегии, но об этом потом. И тут выяснились две вещи. Во-первых, дефициты не исчезли и вроде бы даже рне уменьшились. Я свидетель этой эпохи и не помню резкого увеличения наполняемости прилавков. Может быть, воровали не так уж и много? Или была другая причина? Я не знаю. Теперь это уже трудно выяснить. Но появилось и другое: объявления на магазинах "требуются материально-ответственные работники".

Официальная зарплата работников торговли была очень низкой. СЧиталось, что остальное они сами себе доберут. И добирали. Но мешался Андропов и разбалансировал рынок труда в этой отрасли. Что бы я сделал на месте Андропова?. Если не менять всю систему, а попытаться что-то улучшить только в торговле, я бы, сохранив контроль и проверки, значительно повысил зарплату работкам торговли, т.е. попытался бы сбалансировать рынок таким способом. У Андропова, похоже, было другое мышление.

К чему я вспомнил эту историю? К тому, что она повторяется, хотя,и в совершенно другой сфере. Был период, когда губернаторы и мэры хорошо обогащались. Но в последние годы контроль стал усиливаться, сажать стали больше и серьезнее, страху нагнали. В какой мере - не знаю, но в какой-то нагнали.Все финансирование распределили по целевым статьям, причем, очень дробным, и стали контролировать нецелевое использование средств. Уменьшило ли это воровство? Думаю, не на 100%, но да. Но есть и другая сторона медали. Даже если ничего не воровать, ресурсов выделяют все меньше, и вводятся все новые механизмы конкуренции за эти ресурсы. Лично мое мнение, что разумная граница здесь уже перейдена. Всегда есть некая грань, до которой положительный эффект возможен, а после - скорее наоборот. Среди прочего ожидаю роста числа несправедливых посадок.

Что я пытаюсь понять в своем блоге? Насколько стабильна обстановка в стране что может стать источником дестабилизации и что можно этому противопоставить (удивительно, но такая постановка вопроса не нравится ФСБ. Кто в теме, поймет, о чем я).

Мне кажется, что таким источником дестабилизации могут стать регионы, которые все сильнее зажимают в клещи по типу андроповской борьбы с "торгашами": денег меньше, конкуренция за них больше, требования тоже больше, угроз сверху больше. И напишет какой-нибудь губернатор верноподданническое письмо (далее цитата из Стругацких): "Сообщаем, что дрова кончились, а топить мертвецами по неразумию своему не умеем".

Дополнение по губернаторам

Губернаторы, пусть назначенные и подконтрольные, вкупе с заксобранием, мэрами и местным бизнесом могут представлять собой реальную силу, в отличие о советских торгашей, из которых только некоторые подкупить кого-то, имеющего серьезную власть. И письмо в сюжете Стругацких "Топить мертвецами не умеем" вроде верноподданническое, а в реальности несет в себе и угрозу, поскольку с другой стороны на губернатора давит население, требуя от него (не всегда осознанно) выхода из-под контроля центра. Доказывай потом Путину, что ты не верблюд.

Комментирую комментарии

Мне пишут, что если губеры назначены властью, получили от нее мандат, то население их защищать не будет. Правильно, но сюжеты могут быть сложнее.

В 90е- годы было много забастовок шахтеров. Они и в Москву приезжали. Известно, однако, что организовывали их директора. Типа, бастуйте, и власть уступит. Так и здесь. Защищать губера (если только он или кто-то другой не объявил себя "народным губернатором") никто не будет. А вот если бернатор скажет, что ему приказали (и население требует того же) ликвидировать свалку, починить мост и отремонтировать дороги, а денег дали только на что-то одно, то как быть. Вариант первый : давайте проголосуем, что важнее. Но выбрать трудно, все важно. Тогда идея! Напишем верноподданническое письмо Путину. Если такое случится где-то в одном месте, Путин приедет, разберется, даст денег (как в Пикалево). А если такая буза возникнет в десяти местах сразу по самым разным поводам? Тут может возникнуть мысль: а не обратиться ли за помощью к народу (например, написать письмо, которое подпишут жители области). Тут возникает конкуренция: кто больше наберет, тот, наверное, победит. Но остальные останутся недовольны. Что с ними делать?

Есть еще одна проблема. В Украине нет региональных законодательных собраний. И у нас возникали мысли их ликвидировать, но не решились. И вот с подачи губера депутаты всех партийных принадлежностей пишут верноподданническое письмо, что они тоже топить мертвецами не умеют.

Все эти сюжеты - не моя выдумка. Они реально шли раньше и идут сейчас. Ресурсное напряжение растет, растет и нервное напряжение. Побоялся написать верноподданнническое письмо, а у тебя степна дома рухнула. Сразу спросят: почему не доложил? Ответит, да я докладывал, только денег не дали. Что опаснее: прессинговать власть угрозой обрушения стены или понадеяться пересидеть свой срок и пусть она рухнет уже при следующем губернаторе? Непростой вопрос. Даже не знаю, что посоветоваать.Слышал, что не все соглашаются занять должность губера. Или соглашаются сопливые мальчишки, прошедшие тренинги, которые не понимают, под чем подписываются.

Мне кажется, что у губеров формируется сложный клубок стратегий и контрстратегий, направленных на выживание по Дарвину. Все под ковром, До нас доходят только обрывки информации. Но если растет ресурсная напряженность, то растет и накал этой борьбы.