Сергей Белановский (belan) wrote,
Сергей Белановский
belan

Category:

Дела давно минувших дней - 1

Интервью с рабочим советской автобазы (1988 год)

Вопрос: Кем Вы работаете?
Моя основная работа - слесарь. Имею пятый разряд. Работаю в этой мастерской, где мы сейчас находимся. Работа спокойная, поэтому она меня устраивает. Загружен по основной работе не очень сильно, поэтому по совместительству выполняю еще и обязанности электрика. Зарплата повременная. По основной работе получаю 185 рублей "грязными" (без вычета налога). За совместительство доплачивают 30% тарифной ставки. Раньше платили от ставки слесаря пятого разряда, то есть от 185 рублей, а сейчас те же 30% платят от ставки электрика третьего разряда, то есть от 130 рублей. Из-за этого я потерял в заработке около 17 рублей.
Вопрос: Вы пытались возражать?
Зачем? Спасибо, что хоть так разрешают совмещать. Могут ведь вообще запретить.
Вопрос: Но Вы интересовались, почему изменили оплату Вашей работы по совместительству?
Конечно. Улыбнулись и сказали, что теперь будут рассчитывать по-новому, от тарифной ставки электрика. Спорить бесполезно.
Вопрос: Здесь Вы получаете меньше 200 рублей "чистыми". На заводе Вы могли бы получать больше. Почему Вы отсюда не увольняетесь?
Здесь предусмотрены льготы по пенсии, так как работа считается вредной. Если я отработаю здесь еще 5 лет, то смогу выйти на пенсию в 55 лет. Мне сейчас 37 лет, на пенсию, конечно, еще рано, но стаж по вредности у меня уже накопился, не хочется его прерывать.
Поэтому я здесь и работаю. Здесь спокойно, можно читать, разговаривать. Вы не чувствуете, что здесь чем-то пахнет? Говорят, здесь должен быть запах кислоты, но я его не чувствую. А как раз потому, что я работаю с кислотой, работа приравнивается к работе в горячем цехе.
Смена официально заканчивается в восемь вечера. Реально машины начнут возвращаться часов в шесть, в семь. Недавно народный контроль был с проверкой, поэтому водители боятся рано возвращаться со смены. Раньше уже в три или в четыре почти все водители возвращались на базу. Сейчас пока еще боятся.
Наш парк знамя получил, как победитель в социалистическом соревновании в районе за прошлый год. А кто-то взял и написал в народный контроль, что машины с линии возвращаются на три-четыре часа раньше конца смены. Приехали ревизоры народного контроля без предупреждения, часа в три-четыре переписали все машины, которые либо оставались, либо уже вернулись из рейса и ушли. А на следующий день проверяли путевые листы - у всех машин время завершения работы предыдущего дня было восемь часов. Много шума было, знамя отобрали, но дело прикрыли. У нашего директора поддержка в райкоме.
Вопрос: Но в путевом листе у водителей отмечено, что машины окончили работу в восемь часов?
Да, конечно. Это очень просто: начальник колонны или диспетчер ставят им время прибытия в парк 8.00. Так всегда делается.
Вопрос: Значит, им оплачивается полный рабочий день, хотя фактически они работали только половину смены?
Разумеется. Но это касается только повременщиков, сдельщикам оплачивают по-другому. Для них нужна выработка, тонно-километры.
Вопрос: И какая же дневная норма у сдельщиков?
Сейчас поменьше, всего 150 тонно-километров. Водители этим сильно недовольны, уже совсем забыли про большие заработки. Раньше они по 400-500 рублей получали. А сейчас, дай Бог, 250-300 рублей.
Вопрос: А что произошло? Почему сократились заработки у водителей.
Порядок начали наводить. При Брежневе рабочие жили вольготно. Выработка за смену была 250 тонно-километров, а сейчас только 150. И заработки соответственно упали, рублей на 100 стали меньше получать. После Брежнева стали дисциплину ужесточать.
Вопрос: Все-таки разница большая - 250 и 150 тонно-километров. Почему произошло такое сокращение?
Да никакой причины нет, просто решили снизить зарплату. Можно было бы снизить расценку за каждый тонно-километр, но в этом случае водители возмутились бы, начали шуметь. А так вроде бы не придерешься, просто установили более низкую техническую скорость движения грузовых автомобилей. Расценки за тонно-километры остались прежними, зарплата упала на 100-120 рублей.
Вопрос: Но ведь водители работают сдельно. А если они за день перевезли больше 150 тонно-километров?
Сверх установленной нормы им никто не оплатит, не закроют наряд и путевой лист.
Вопрос: А как же грузы? Так и лежат, накапливаются?
Никакие грузы нигде не лежат. Норму свою водители никогда не вырабатывают реально, и раньше не вырабатывали. Как ранее 250 т/км за день на машину - чистая фикция, так и сейчас 150 т/км тоже липовая выработка. Дай Бог, чтобы перевезли за день 50 т/км "живого груза". Все остальные - фиктивные перевозки. Сегодня разговаривал с одним водителем, он пятый день возит три трубы железные и ящик с гвоздями. Приезжает в парк, не разгружаясь паркуется на ночь, а утром снова с этим ящиком и трубами выезжает на смену. Он для видимости возит эти трубы и гвозди. А наряд ему закрывают каждый день на 150 тонно-километров.
Вопрос: А что же он делает, когда выезжает на линию? Просто катается?
Начальников возит, прораба, начальника строительства. Семитонный КАМАЗ используется как личная персональная машина. А труба и ящик с гвоздями только для того, чтобы линейный контроль не остановил машину и не отобрал путевой лист за холостой пробег. С этим строго, машину без грузов сразу останавливают. А если ящик везли, вроде как при деле, машина загружена. Или возможен случай, что машина целый день где-то простоит, ожидая загрузки.
Вопрос: А как же путевой лист? Там ведь четко указан определенный маршрут?
Бывают случаи, когда путевой лист с отметками о маршруте движения линейный контроль отбирает, но никогда никаких разбирательств не бывает, никому не хочется возиться. Не знаю, остаются эти листы где-то у них в архиве или уничтожаются, но они никогда не приходят в парк для наказания водителей.
Вопрос: Скажите, это везде так делается или Ваша база какая-то особенная?
Никакая не особенная. Везде так. Если бы было по-другому, все водители бы поувольнялись. Работа у них тяжелая, без преувеличений. В восемь часов утра им необходимо уже быть под загрузкой, значит из дома надо выйти в шесть, вставать в пять. Техническое обслуживание машины они, по существу, сами осуществляют, но в рабочее время это не засчитывается. Многие работают в субботу, чтобы дополнительно заработать. Я не хотел бы быть водителем.
Вопрос: Из водителей никто не возражает против таких приписок? Ведь среди них есть и коммунисты?
При чем тут коммунисты? Они ведь тоже водители, работают, как и все, у них такие же семьи. Наряды им закрывают по "потолку", как и всем, и бензин они сливают частникам. Правда, сейчас нормы расхода здорово урезали. Если бы они действительно перевозили по 150 тонно-километров в день, то им бензина бы уже не хватило.
Вопрос: А на сколько тонно-километров хватило бы?
Точно не знаю. Наверное, на 100-120, не больше. Но реально они еще меньше вырабатывают, намного меньше. Поэтому лишнего бензина много остается, его сливают в канаву или продают частникам. А затем на автобазе подкручивают счетчик километров.
Вопрос: Зачем они его подкручивают?
А что им еще остается делать, если они должны ежедневно накатать 60-80 км по путевому листу, иначе 150 тонно-километров не выработаешь? А реально у них пробег за смену 30-40 км получается, а то и того меньше. Любая проверка установит, что фактическая выработка вдвое меньше, чем по отчету. Вот и накручивают счетчик километров. Рукой замучаешься крутить. Как правило, электродрель прикладывают и крутят.
Вопрос: А начальство на автобазе знает об этом?
Конечно, знает. И начальник колонны, и директор - все знают, что водители накручивают счетчики и сливают бензин. А что они могут сделать? Для них главное - выполнение плана, хорошие показатели перевозок. И наряды фиктивные закрывают, зная, что фиктивные, потому что если не закроют по максимуму - план не выполнят.
Вопрос: Кто все-таки делает эти приписки? Сами водители?
Нет, водители не имеют права ставить себе тонно-километры. Это делают те, кого они обслуживают - строители. Они своей подписью подтверждают, что водитель за смену перевез для них столько-то тонн.
Вопрос: Почему строители это делают?
Я точно не знаю. Кажется, у них есть свои приписки. Например, если возят грунт. Водители возят, а строители укладывают. Им ведь выгоднее записать, что они больше грунта уложили. Так что строителям зачастую выгодно записать лишние объемы. И еще – строителей, в общем-то, никто не контролирует, сколько они записали водителю. Если водитель просит, то им не жалко. Они с водителем примерно так договариваются: "Мы тебе запишем побольше, но завтра ты опять к нам приедешь. Не куда-нибудь, а именно к нам».
Вопрос: А что будет, если строители не захотят делать приписки водителю?
Такого не бывает. А если все-таки будет, то ни один водитель к ним больше не приедет.
Вопрос: Как не приедет, но есть же путевой лист?
Путевой лист выписывает начальник колонны. Если водителю не написали нужный объем перевозок, он пошлет его в другое место, а те будут сидеть без машины. На такой конфликт ни один строитель никогда не пойдет, да им это и совершенно не нужно. Какой им смысл "срезать" тонно-километры водителю? Они от этого ничего не имеют.
Вопрос: Вы сказали, что у водителей остается лишний бензин. Может быть, руководству автобазы было бы выгоднее его экономить? Кажется, водителям за сэкономленное горючее выплачивают до 90% стоимости этого горючего?
Ну и что, что выплачивают? Ведь отчитаться за километры им надо. Если излишки начнут сдавать, станет ясно, что водители не грузы перевозят, а счетчик мотают. В принципе что-то экономят, так положено. Есть план по экономии, вот по нему и сдают излишки бензина. Но это немного, потому что есть предельная норма сдачи сэкономленного горючего. Сверх нее сдавать не позволят.
Вопрос: Значит, расход горючего фактически никто не контролирует?
Контролируют, чтобы перерасхода не было, особенно в начале квартала. Важно, чтобы к концу квартала все в притирочку было, чтобы неиспользованных талонов не осталось. Талоны действуют только в течение квартала. Если их не израсходовать, могут срезать поставки бензина. Поэтому начальник колонны в первые два месяца квартала придерживает понемногу талоны на горючее, чтобы не было перерасхода. А к концу третьего месяца начинает гас пачками выдавать - заправляйтесь быстрее, ребята. Только и успевай на автозаправку ездить, да продавать частникам. Тут уже не до работы, только в очереди за бензином и стоишь в конце квартала. Беда, потому что у всех тоже самое, выстраивается огромная очередь, и у колонки на заправке приходится стоять иногда по 3-4 часа, так что только раза три за смену успеешь заправиться. Хорошо, если есть постоянный клиент, кому можно слить, а то пропадет бензин. Это если ЗИЛ, он на бензине работает. А КАМАЗы работают на дизельном топливе, им сливать некому. Раньше дизельное топливо выливали во дворе и сжигали. Зальют про запас две-три бочки, а остальную сэкономленную горючку из баков на землю и сжигали. Горит быстро.
Вопрос: А сейчас не сжигают?
Сейчас нормы отпуска горючего урезали, меньше остается. Хотя все равно много. Сжигать в открытую уже боятся, сливают где-то в канавы.
Вопрос: А водители не боятся подкручивать счетчик? Кажется, за это могут уволить "по статье" или даже завести уголовное дело?
В общем-то боятся. Ведь счетчик километража должен быть опломбирован. Без пломбы выход в рейс запрещается, а фактически пломбы сорваны у всех. В принципе директор и начальник колонны знают, что шоферы крутят счетчики, но закрывают на это глаза, потому что им вовсе не хочется, чтобы какая-нибудь проверка установила, что пройденное число километров по документации и по счетчику так сильно расходятся. Если это обнаружат, то директору сразу тюрьма - за приписки в особо крупных размерах.
Но иногда, для острастки, дирекция ловит водителей на подкручивании счетчиков. То есть не всех ловят, а "строптивых", неугодных начальству. Вот недавно поймали на этом трех водителей. Хотели завести дело, уволить "по статье". Все водители накручивают, и все знают об этом, но поймали только этих троих, потому что у них был там какой-то конфликт. Правда, их не уволили, другие водители за них заступились, но неприятности были большие.
Вопрос: А как за них заступились водители?
Ну, к начальнику колонны ходили. И еще научили, как правильно написать объяснительную. Они написали, что пломбировка счетчика была нарушена не ими. Подали объяснительную и заявили, что если директор их уволит, они будут обращаться в суд. Директор это понял и отступил, ему сор из избы выносить тоже не хочется. Вдруг им удастся выиграть дело? Тогда их придется восстанавливать на работе, а с директора еще и взыщут какой-то штраф.
Вопрос: Мне хотелось уточнить, те водители, которые состоят в КПСС, они чем-то отличаются от остальных?
Я же уже говорил, что ничем они не отличаются. Работают, как и все. Никто даже толком не знает, кто член партии, а кто нет. Есть, правда, один придурошный, он все с каким-то почином норовит выступить. Вот недавно обязался проехать на ЗИЛе 400 тысяч километров без капитального ремонта. Такое только сумасшедший мог придумать.
Вопрос: ЗИЛ не может столько проехать?
Конечно, нет. У нас нормативный пробег новой машины до капитального ремонта - 100 тысяч километров, но реально они и этого не проходят. Самое большее - 70-80 тысяч километров.
Вопрос: И после этого их направляют на капитальный ремонт? Нормативный пробег не выдерживается?
Нет, отправляют после 100 тысяч километров.
Вопрос: А как же "дотягивают" до 100 тысяч?
Но ведь эти 100 тысяч километров машина реально не проходит. Пробег определяется по счетчику километража, а его подкручивают дрелью. Реально машина пройдет около 50 тысяч километров - и ее сдают в капремонт.
Вопрос: Значит сдают машины с недоиспользованным ресурсом?
Да, правильно. Иногда машины в довольно хорошем состоянии сдают.
Вопрос: А почему?
Не знаю. Наверное, план есть по капитальному ремонту. А может быть, боятся. Все же знают, ЗИЛ больше 80 тысяч км не пройдет, а вдруг окажется, что у кого-то он 160 тысяч км пробежал. Может показаться подозрительным.
Вопрос: Поддержала администрация почин того активиста?
Нет, конечно. Да это и невозможно. То есть возможно, если очень большие приписки для этой машины делать, а иначе невозможно.
Вопрос: Каково качество капитального ремонта?
Очень плохое. После капитального ремонта машина и 30 тысяч км не проедет.
Вопрос: Так плохо ремонтируют машины?
Руки им надо обламывать за такой ремонт. Машину к нам только пригоняют после капиталки, десять метров она отъедет за ворота парка, и все по-новому надо ремонтировать. Водители здорово ругаются. Всегда шумят, когда их машины в капиталку отгоняют. Назад они возвращаются еще хуже, чем были. А платит автобаза за капитальный ремонт все равно, что за новую машину, иногда и еще больше.
Вопрос: А автобаза не пробовала возражать против низкого качества ремонта?
Это бесполезно. Если начнешь с ними права качать, что-нибудь требовать, так в следующий раз они или в очередь длинную-предлинную поставят, или еще больше напортят.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments