Category: технологии

Category was added automatically. Read all entries about "технологии".

Беседую и инженером-конструктором

Беседую с парнем лет 30, конструктором и технологом интегральных микросхем. Предварительное впечатление: только человек масштаба Королева мог бы поднять отрасль до уровня более-менее мировых стандартов при достаточных полномочиях и финансировании. Но, как известно, не так трудно найти гениального инженера, сколько гениального заказчика. Если бы такое чудо случилось, лет через пять новый Королев выпустил бы первую опытную партию кристаллов численностью несколько тысяч штук. И даже если бы параметры его изделий были не хуже хороших мировых аналогов, рыночной стоимости они бы не имели. Для достижения уровня рентабельности объем производства должен измеряться миллионами кристаллов. Опять же человек уровня Королева при достаточных инвестициях и полномочиях мог бы добиться этого еще через пять лет. Итого имеем десять. Перед началом нужно найти нужного человека и разгрести бардак, сложившийся в отрасти. Учитывая масштабы бардака, это еще как бы не 5 лет. Но посторонние одной отдельно взятой отрасли отрасли в сегодняшней уродливой экономике - нелепая задача. Отрасли взаимосвязаны, и должны развиваться примерно с одинаковой скоростью. Альтернатива - полностью переключить поставки оборудования и комплектации на Запад. Но это тоже нелепое решение. Словом, при вменяемом руководстве цели, обозначенные указом Путина от 2018 года , можно достичь минимум лет через 20, а вероятно и больше. Я не знаю, остались ли в России гениальные инженеры-организаторы. Большинство, по мнению моего собеседника, свалило на Запад. Сам он производит впечатление очень грамотного человека, но не знаю, доступен ли ему уровень Королева. К прочим его недостаткам можно отнести то, что Королев мог отговорить Хрущева от наиболее нелепых идей, а этот не задумываясь пошлет его матом, и его сошлют на какой-нибудь периферийный завод. Страна потеряет своего Главного конструктора. А страна 20 лет ждать не станет. Только сегодня прочитал сталью некого Абрамова, что левый поворот неизбежен. От себя добавлю, что идеологический процесс будет идти с гораздо большей скоростью, чем технологический. Идеологический идет прямо на глазах. Да, этот процесс может привести к отстранению от должности наиболее одиозных личностей типа Рогозина. Но ускорить технологический прогресс он не сможет. Сожалею, но конкретных предложений у меня нет.только

Стратегия развития от ФСБ

Какую стратегию я бы написал, если бы был главой ФСБ или главой группы силовиков, которые рулят внешней и внутренней политикой. Осознавая свою некомпетентность, попробую нафантазировать.

1. У России очень мало видов конкурентоспособной продукции. По сути только два: природные ресурсы и вооружения. До 14 года западные инвесторы считали. что в долгую в Россию можно вкладываться только в природные ресурсы. Краткосрочно - в ритейл, но теперь ритейл,я думаю, утратил свою привлекательность.

2. Продать за границу можно только природные ресурсы: минеральное сырье, лес, землю (гектары Китаю в аренду на 100 лет). Все остальное либо неконкурентоспособно, либо может производиться в столь небольших объемах, что говорить об этом не стоит. Либо это самообман: если из стоимости экспортируемого зерна вычесть государственные дотации, торговля пойдет в минус (в лучшем случае в ноль).

3. Технологически легкодоступные природные ресурсы исчерпываются или уже исчерпались. Для добычи трудноизвлекаемых нужны современные технологии. Россия сама может производить такие технологии может лишь по некоторым отдельным позициям. Эти позиции надо наращивать (в том числе копируя сворованное путем промышленного шпионажа или "пробных" закупок). Прочее оборудование в условиях санкций придется закупать по обходным схемам. Это намного дороже, возможны скандалы, но отношения с Западом все равно плохи, так что хуже не будет. Но это выход из положения. Надо еще как-то закамуфлировать закупки под собственное производство.

4. Зачем нужны продажи за рубеж? Для охраны своих природных ресурсов и для кормления своего населения. Последнее частично мы кормим и одеваем сами, но без импорта возникнет дефицит.

5. Самое спорное, но я, сотрудник ФСБ, так мыслю. Наши природные ресурсы, те самые, которые мы пока не можем освоить, но надеемся освоить в будущем, надо защищать вооруженной силой. Следовательно, необходимы НИОКР для создания новейших вооружения и запуск их в серийное производство.

6. Оборонного бюджета для этого не хватит, придется подключить средства из статьи "на народное хозяйство" и. возможно, других статей (военные госпитали - это ведь медицина, не так ли?)

7.Исходя из сказанного определяются технологические приоритеты. На первом месте - вооружение. Само по себе оно пользы не приносит (ну, отчасти за счет продаж за рубеж, но это немного). Однако здесь мы вынуждены соревноваться с технологически развитыми странами. Поэтому первый приоритет и денежные средства - сюда.

8. Второй приоритет - технологии добычи на арктическом шельфе, на больших глубинах, в горах и т.д. Здесь порой нужна техника буквально космического уровня.

9. Все остальное (гражданская промышленность, обеспечение населения) выживает само или финансируется по остаточному принципу, точно так же, как в СССР. Это небольшая часть доходов от импорта и выжимание средств из населения, а также малого-среднего бизнеса.

10. Позитивная часть программы. Со временем (возможно, не при нашей жизни) ситуация в экономике начнет улучшаться, а страны Запада впадут в окончательный кризис. И тогда все будет нормально.

Про ГДР

Известно, что после объединения ГЕрманий 90-е годы в бывшей ГДР прошли очень тяжело. Даже сейчас восточные земли вроде бы считаются депрессивной территорией. Н я хочу вспомнить один момент. Перед самым м объ\едигнением экономисты высоко оценивали так называемую капитальную стоимость ГДР. После объединения эти оценки постепенно стали снижаться и в какой-то момени экономисты пришли к выводу, что вся капитальная стоимость ГДР является отрицательной.

Наверное, все правильно. И все же для справедливости нао отметить одну деталь. Технологии ГДР были тчасти включены в советские производственные цепи, отчасти были самодостаточны. Объединение Германий сразы сделало очевидными эти технологические (видимо не только технологические) нестыковки. Прежниые оценки были в каком-то смысле "справедливее". Но экономика - это часть природы. Подобно тому, как изменение климата способно погубить некую экосистему, переключение на другой технологический уклад способно погубить даже относительно развитую эконмическую экосистему. Прошло 30 лет. Слава Богу, ситуация вроде бы налаживается

Копирование технологии

Люди, знакомые с этим вопросом, подтвердят, что несмотря на кажущуюся простоту это очень сложное дело. Было такое в 70-е годы и со мной. Вызвал меня начальник и передал мне приличных размеров (около 20 см. в диаметре в широкой части) металлическую болванку. Как он сказал, это была копия американского изделия, невесть как попавшего в наш институт. Передняя часть болванки была отпилена, видимо, для облегчения веса. То, что мне передали, представляло усеченный конус или усеченный параболоид вращения. На нем где-то посередине была вырезана канавка шириной около 15 мм и глубиной 0,5 мм. В эту канавку нужно было поместить пластмассовый поясок (грубо говоря, кольцо), но так, чтобы оно могло вращаться. Проблема была в том, что если залить канавку пластмассой в литьевой машине, усадка пластмассы при охладении плотно обжимало дно какавки и обеспечить ее вращение было нереально. Зачем все это понадобилось американцам и каково назначение данного изделия - все это осталось мне неизвестным. Но американцы каким-то образом решили эту проблему. Наши решили скопировать. Говорят, у нас было совещание по этому вопросу. Пришли к выводу, что американцы нагревали поясок из полиамида, размягчали его и натягивали до тех пор, пока он не попадал в канавку.

В дополнение к болванке начальник передал мне связку полиамидных колец и еще оснастку в виде металлических колец, с помощью которых следовало проталкивать пластмассовое кольцо. Слово начальника - приказ. Пошел выполнять. Разогрел кольцо в муфельной печи и попытался натянуть его на болванку. Кольцо почти сразу лопнуло. Подумав, я понял, что быстрое охлаждение кольца происходило от контакта с массивной металлической болванкой. Тогда я решил изменить технологию, и засунул болванку в муфельную печь. Примерно через час достал и снова стал натягивать кольцо. Решение было правильным: кольцо размягчилось. Постукивая молотком по оснастке я стал продвигать его к канавке и почти достиг успеха, но перед самой канавкой оно все равно треснуло. После нескольких попыток я пошел к начальнику и доложил, попутно сообщив, что можно поиграть с марками полиамида и температурой нагрева. Но начальник отмахнулся: не получается, и ладно, сделаем из полиуретана.

Полиуретан, если кто ге знает, пластмасса, вызывающая у меня восхищение. Чем-то она напоминает резину. Легко гнется и восстанавливает свою форму. На растяжение работает хуже, но пруток длиной 20 см можно было растянуть миллиметра на 2, опять же с возвращением к прежней длине. Сегодня полиуретан дешев и используется повсеместно. Из него делают "вечные" подошвы для обуви. За десятилетия сделали столько, что местами скопление изношенной обуви стал серьезной экологической проблемой (изнашивался верх ботинка, а самой подошве хоть бы что). Но в 70-е годы полиуретан только осваивался советской промышленностью, выпускался малыми партиями, был дефицитен и очень дорог. Но для пояска к болванке он подходил идеально. Начальник рассуждал, как технолог, цена его не волновала. Военную приемку, видимо, тоже.

Но если говорить об использовании дешевого полиамида, то американский результат нам воспроизвести не удалось. Может быть, мы не очень старались, но не удалось. Это иллюстрация того, с какими сложностями сталкивается копирование технологии, в данном случае простейшей. Видимо, у американцев был какой-то другой полиамид, или они специально изменили его свойства для данной цели (например, добавлением пластификатора или каких-нибудь присадок). Мы могли это сделать. Но мой начальник поступил правильно: на разработку такой модификации и ее испытание ушел бы год, а результат требовали сейчас. Вот и сделали из полиуретана.

К сожалению, многие экономисты не понимают, что под словом полиамид (равно как и что-то другое) может пониматься совершенно разный по свои свойствам материал или изделие.

Инвестиции, технологии, импортозамещение

Сначала вспомню два эпизода из интервью про советскую экономику. Первый про то, как пневмо-автоматическую установку по разворачиванию листа сырой резины заменили ручным трудом четырех человек. Второй - замена немецкого масла в немецком станке привела к его поломке. Почему это произошло?

Любое сложное оборудование (например, мвтомобиль) требет большого числа запасных чаастейц, прокладоу. ммасло и другой комплектации. Требовала этого и английская устанока по переворачиванию листа резины. Но практика в СССР была такова: закупали станки и агрегаты, поточеы линии, целын хводы. Все работало, пока не заканчивался прилагаемый запас расходных материалов. Валюту на приобретение все7о этого не двали, считали, что черезчур жирно будет. Попытки замены этих материалов отечественными, как правило, приводили к плачевным результатам. И это не потому, что отчечественные масла были хуже импортных. Не обязательно. В 80-е годы кто-то сравнил СССР с Австралией - за миллионы лет географической изоляции на этом континенте развелись такие животные, которых нет нигде в мире.

Вот и в СССР разнообразных масел производилось много, но они предназначались для встраивания в другие технологические цепи, и заменить ими импортные было порой просто невозможно. Поэтому по многочисленным свидетельствам полностью закупленные заводы года через три превращались в обычные советские с о значительным увеличением численности персонала и преобладанием ручного труда.

Сегодня работающие в России производства можно разделить на две группы: импортные и советские. Импортные работают на импортной комплектации. Усилия заменить ее на отечественную предпринимаются, но дело идет очень туго. Многих видов комплектации вообще нет на российском рынке, другие не подходят по качеству исполнения или другим причинам. Перенос длинных технологических цепей с Запада в Россию (интеграция с мировой экономикой) происходит, но очень медленно. Хотя все-таки происходит.

В военном секторе ситуация лучше, поскольку с советского времени существовала установка, что вся продукция должна создаваться на основе отечественной комплектации. Это выполнялось не на 100%, но работа по импортозамещению на стадии запуска изделия в серию велась очень активно.

После открытия внешних рынков, с одной стороны, стали создаваться предприятия "отверточной сборки", полностью или почти полностью завязанные на поставки комплектации с Запада, с другой - стали модернизироваться отечественные предприятия, но этот процесс шел медленно и продолжает идти очень медленно (он далеко не завершен). Изоляция России от внешних рынков сильно ударит по отечественному производству, которое вот многих случаях является отечественным лишь номинально. Процесс выхода из строя оборудования произойдет не сразу, где-то его удастся предотвратить, но в целом этот фактор сильно замедлит рост отечественной экономики.

Продолжение следует

Помощь зала

Друзья, кто разбирается в автоматических переводчиках с английского? Я пытался ими пользоваться в 90-е годы и то, что они мне выдавали, был какой-то кошмар. Прошли годы, везде пишут про какой-то невероятный прогресс. Но лично я его не заметил. Мне кажется, что качество машинного перевода не улучшилось. Вопросы: 1. Я прав или не прав? 2. Может быть, одни переводчики хуже, другие лучше? 3. Существует ли, дающий мало-мальски читаемые тексты?

Как я понимаю это

1. Облачные технологии, или "облако". По моим представлениям это просто удаленный сервер большой мощности и с большой памятью. Позволяет хранить данные (это позволяет избегать их потери при поломке своего компьютера) и выполнять различные операции с ними (с бОльшими возможностями, чем на своем компьютере). Ничего больше в этом нет.

2. Искусственный интеллект. На самом деле это никакой не интеллект. Как я понимаю, это компьютерная программа, позволяющая использовать колоссально возросшие выичслительные мощности современных компьютеров. На входе из внешней среды в реальном времени подается большое число параметров. Компьютер ищет эмпирические взаимосвязи между ними (грубо говоря, статистически значимые корреляции). Находя эти корреляции, сисема "обучается" и начинает прогнозировать будущие состояния в зависимости от различных сочетаний анализируемых факторов. Искусственный интеллект, насколько я понимаю, не воспроизводит алгоритмы человеческого мышления, которые до сих пор остаются непонятными. В частности, программы для игры в шахматы не копируют алгоритмы человека. Они просто задавливают человека своими вычислитпельными мощностями, осуществляя перебор вариантов на много шагов вперед.

3. Технология блокчейн. Эта штука понятна мне меньше. Насколько я понимаю, для того, чтобы воспользоваться этой технологией, пользователь должен зарегистрироваться в некой сети. Регистрация дает право доступа к определенной (принадлежащей мне) информации, находящиейся на других компьютерах этой же сети. Фишка состоит в том, что информация распределена, т.е. ни один компьютер не размещает ее в свей памяти в полном объеме. Одновременно регистрация в сети обязывает предоставить и свой компьютер для такого использовния. Значит, мой компьютр должен обладать достаточной мощностью и памятью. Не совсем понятно, что будет, если наступит ночь и большинство пользователей выключит свои компьютеры. Понятно, что ничего не пропадет, но система зависнет? Или сеть должна быть глобальной?

Знатоки, я правильно понимаю? Или не совсем?

Подтверждение слов Яременко

В процессе производства определенному количеству заработной платы соответствует определенное количество труда. Поэтому более интенсивный труд должен соответствовать более высокой заработной плате, что при современной системе ее начисления практически не реализуется. Поэтому происходят такие негативные явления: если норму выработки повышают сверх определенного предела, то рабочий изыскивает возможность за счет снижения качества труда не повышать его интенсивность, формально выполняя заданную норму. При таком положении дел производство неминуемо деградирует. Рост показателей производства, достигнутый у нас в 60-е и 70-е годы, во многом был связан с тем, что качественный задел, который был создан в стране в предшествующие периоды, постепенно расходовался, разменивался. Количественный рост производства достигался за счет качественной его деградации. Во многих отраслях этот процесс, возможно, начался еще раньше, в 30-е годы.
Вопрос: Сильно ли падает качество продукции во время авралов?
Трудно сказать. Дело в том, что аврал затрагивает весь цех, а не только наш участок. Резко возрастает скорость прохождения изделия по технологическим звеньям, причем на каждом участке аврал имеет свои специфические формы. Несомненно, что авралы снижают качество продукции, но в какой мере это происходит за счет нашей операции, сказать трудно. По цеху в целом доля годных кристаллов вроде бы падает не очень сильно (впрочем, как когда). Но ведь существует еще и качество кристаллов, в том числе их долговечность. Если кристалл произведен и признан годным, это еще не значит, что он долго проработает. Брак может проявить себя где-то за пределами завода. Тогда создается иллюзия, что объем производства действительно возрос. Если же говорить не о качестве продукции, а о качестве работы, то здесь я с уверенностью могу сказать, что технологическая дисциплина сильно снижается. Общее стремление побыстрее протолкнуть продукцию приводит к существенному снижению контроля за качеством. Могу привести свежий пример. Я сейчас работаю на одной операции, которая очень чувствительна к загрязнениям. И вот я зову технолога и показываю ему, что идет грязь, точечки грязи явственно видны невооруженным глазом. А технолог смотрит и говорит: "А, хрен с ней, пропускай скорее". Во время аврала не только рабочим, но и инженерному персоналу делается уже все равно: главное - сдать пластины и отчитаться. То есть для себя технологи фиксируют эти нарушения, но отношение их таково: ничего не поделаешь, надо давать план.

Источник: http://www.sbelan.ru/book/export/html/180

Академик Яременко возражает Д.Рогозину - 3

Из беседы 1

В период руководства Министра обороны Устинова, можно сказать, вообще началось бедствие. Финансировалось огромное количество военных суперпрограмм. Про этого человека можно сказать: "Пустили козла в огород". Устинов был не военным, а промышленником, он работал в военной промышленности и когда стал Министром обороны, то использовал свою квалификацию промышленника для усиленного раскручивания военных программ. Таким образом, в этот период раскрутка военно-промышленного комплекса стала совершенно несоразмерна экономическим возможностям страны. Тылы гражданской промышленности не могли быть подтянуты, что привело к их технологическому отставанию. Следствием этого стала огромная растрата сырьевых ресурсов, огромная инвестиционная нагрузка для поддержания гражданской промышленности. Более того, когда для поддержания структурного равновесия (покрытия дефицита сырья) была создана гигантская топливная промышленность, металлургическая промышленность, то оказалось, что эти сырьевые отрасли не могли существовать в своих прежних технологических формах, то есть не могли развиваться чисто экстенсивно. Поэтому были приняты усилия по их интенсификации, началось создание атомной энергетики, новых систем транспортировки газа и нефти и т.п. Таким образом, второй приоритет после оборонной промышленности получили сырьевые отрасли, хотя они обслуживали неэффективную гражданскую экономику, которая, в свою очередь, в гигантских масштабах перепотребляла ресурсы. Возникала такая ситуация: гражданское машиностроение производило машины, которые пополняли парки очень неэффективного оборудования во всех гражданских отраслях. В результате возникла система ресурсорасточительного инвестирования, что в свою очередь вело и колоссальным транспортным и сырьевым расходам. Эта уродливая система производства и создавала некий компенсационный эффект, уравновешивающий концентрацию высоких технологий и квалифицированных кадров в оборонной промышленности. Чтобы удержать это равновесие, нам пришлось часть наших технологических возможностей переместить на сырьевой фланг. В результате уже совсем ничего не осталось для модернизации той части экономики, которая и порождала эту структурную диспропорцию (режим ресурсорасточительства). Это - главный сюжет моей книги, написанной еще в 70-е годы.

Экономика держалась на массовых инвестициях и качество этих массовых инвестиций не только не росло, оно падало. Падал технический уровень. Качество исполнения падало еще быстрее, чем технический уровень. В этом смысле у нас шел очень быстрый процесс снижения качества, инфляции качества. Причем это касалось не только инвестиционных ресурсов, но и потребительских ресурсов. Даже такие вроде бы однородные продукты как макароны, картофель - качество всего этого быстро катилось вниз. Кроме того, вырождались производственные мощности. По продукции ясно, что вырождались сами характеристики этих мощностей, производственный потенциал гражданских отраслей.

Надо еще сказать, что оборонная и гражданская части Госплана были разделены. Госплан не был единой структурой и в этом смысле его влияние на аппетиты огромных ведомств было очень и очень незначительным. В результате принималось огромное количество программ по конструированию и запуску в производство новых видов военных самолетов, ракет и тому подобного, чего ни одна страна не могла бы себе позволить. Я не знаю, был ли у нас хоть один случай, когда программа производства нового вида вооружений была отвергнута по причине ее дороговизны или больших ресурсных затрат. Решения принимались без всякой оглядки, поэтому масштабы перегрузки экономики были колоссальными. Как мне кажется, такого рода аппетиты определялись лишь внутренними возможностями, конечными мощностями оборонного комплекса. То есть в той мере, в какой конечные мощности позволяли осуществлять экспансию, в той мере и расширялась нагрузка на экономику.

Из беседы 2

Дело в том, что у нас не существовало возможностей для резкого повышения качества продукции легкой и пищевой промышленности. Ни машиностроение, ни сырье не позволяли внедрять новые технологии. Кроме того, легкая промышленность являлась вырожденной отраслью во всех отношениях. В ней не был развит, например, дизайн. Работники этой отрасли, конечно, старались, как могли, но все их усилия были малоэффективны.

Вопрос: Но Вы сами говорили с возмущением, что, мол, ракеты и спутники делаем, а кроссовки - не можем.

Ответ: Да. Кроссовки делать не могли, так как здесь отсутствовали технологические заделы по всей цепи производства. В лучшем случае (что мы и делали) мы могли закупить технологические линии на Западе, но они являлись в нашей экономике просто чуждым элементом. Попадая в нашу очень "едкую" экономическую, технологическую и социальную среду, они очень быстро в ней размывались, подобно тому, как жемчуг мгновенно разъедается кислотой. Именно по этой причине ("едкая среда") оборонные предприятия и жили всегда автономным хозяйством, производя все для себя в своей отрасли, имея независимые от остального хозяйства технологические цепи. Таким образом, они сами для себя создавали необходимую социально-технологическую среду для производства своего главного продукта, так как понимали, что среда гражданской экономики у них все разрушит.

Из беседы 4

Мы не копировали мировую технологическую структуру, потому что не могли ее копировать. Тем не менее, мы старались копировать те отрасли производства, которые были связаны с оборонным потенциалом, научным потенциалом, то есть там, где считалось, что эти отрасли обеспечивают рост нашей экономической мощи.

Вопрос: В какой мере такое понимание экономической мощи было адекватным?

В том то и дело, что не было никакого адекватного понятия экономической мощи, так как если бы оно существовало, то реконструкция нашей гражданской промышленности началась бы вовремя. У нас было опять-таки чисто технократическое понятие о достижении экономической мощи. Понимание того, как работает наш экономический механизм, было недоступно руководству нашей промышленности.

Еще в начале 70-х годов я и говорил и писал, что усиление нашей экономической мощи могло быть достигнуто только при условии модернизации гражданского производства. Но, к сожалению, этого не происходило. Развивались только те производства, которые непосредственно, очень конкретно, были связаны с какими-то узкими целевыми задачами, якобы выражавшими экономическую мощь. Логическая цель последствий такой политики при этом не просматривалась, так как спонтанное инвестирование этих производств персонифицировалось и приобретало некие институциональные формы. Появлялись сильные мотивы к автономизации этих производств, их саморазвитию. В одних случаях это вело к экспансии, но иногда и к неоправданному ограничению.

Из беседы 13

Вопрос: Нельзя ли пояснить, что будет, если мы пойдем вслед за частными интересами отраслей?

Это вполне реальная опасность. В этом случае произойдет колоссальная дезинтеграция страны. При этом, в первую очередь, будут реализованы частные интересы производственных групп, занимающихся добычей сырья. В результате появятся "острова" благополучия в нищей стране. Подобные "острова благополучия" появятся и в сфере высоких технологий, например, в военном машиностроении. Преобладающая ориентация подобных "островов благополучия" будет экспортная. Другими словами, произойдет некоторая анклавизация страны. Вся остальная экономика будет жить на чрезвычайно низком уровне: низкая оплата труда, низкие технологии и адекватная им ментальность. И если раньше между этими двумя флангами экономики было некое взаимодействие, то есть эксплуатация низкотехнологичного фланга экономики служила накоплением для высокотехнологичного, то в новой ситуации это будут очень слабо связанные между собой сектора. Другими словами, будут благополучные анклавы высоких технологий и производства сырья, энергии, в значительной мере работающие на экспорт. Фактически они перестанут быть частью российской экономики, встроившись в зарубежные экономические цепочки. Такая структура сравнима с экономикой, например, Индии или Латинской Америки, где есть сильные корпорации, в которых люди живут по меркам современной жизни, но одновременно существует значительный нижний слой. Динамического взаимодействия между этими слоями нет или оно очень слабое. Таким образом, мы имеем опасность превращения нашей экономики в подобное "стоячее болото" с некими островами благополучия.

О плагиате 3 (про Китай)

Как извсетно, Китай сейчас ворует технологии по всему миру, и на этом строит свое экономическое, технологическое и военное развитие. Причем, постепенно (это явление было и в СССР), занимаясь плагиатом, китайцы повышают свою квалификацию и постепенно становятся способными создавать собственные технологические и научные разработки. Я понимаю, что в этом вопросе точки зрения тоже разнятся, но у меня в архиве есть интервью, в котором россйикий физик, уже много лет постоянно работающий в Германии, говорит, что Китай скоро удивит мир, как научная держава. Думаю, что среди китайских ученых и инженеров есть и будет много плагиаторов, но правительство Китая не только не осуждает их, но и поощряет. Думаю, что оно рассматривает их как зачатки собственных инженерных и научных школ.

Может быть, кто- то скажет, что со стороны Китая заниматься плагиатом нехорошо? Возможно. Но китайский Васька слушает, да ест. И на Моськин лай не обращает внимания.