Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Главная мысль

Моя главная мысль состоит в том, что в России нет команды, более вменяемой, чем команда Путина. Я не говорю, что команда Путина вполне вменяема, говорю лишь о том, что прочие потенциально возможные команды еще менее вменяемы. И если произойдет "оранжевая" или еще какая-то революция, то на ее волне всплывут совсем невменяемые команды. Я вовсе не рад этому выводу, но мне кажется, что это так.

Можно предпологать, что потенциально вменяемые команды находтся в крупном бизнесе. Вменяемые люди, обладающие стратегическим мышлением, там есть. Я лично их видел, и впечатление они производят хорошее. Мысль ловят мгновенно. Совещания в крупных бизнес-структурах проходят более по-деловому, более жестко и насыщенно, чем в государственных. В государственных, помимо прочего, чувствуется какая-то расслабуха - это плохой признак, меня это страшно раздражает. Но как поведут себя люди из крупного бизнеса, оказавшись у власти - этот вопрос мне неясен. Важно еще, что при любых раскладах у них не будет путинского запаса легитимности, который сейчас хорошо или плохо, но стабилизирует ситуацию в стране. А у людей из бизнеса стартовая легитимность будет отрицательной, и одно только это обстоятельство не даст им удержаться у власти, а еще вернее - отобьет охоту брать на себя ответсвенность (свалить и проще, и безопаснее).

Что же касается оппозиционных движений, то никаких вменяемых команд, способных, как сказал Буковский, модерировать ситуацию, я, к сожалению, в них не вижу.

Ответ Шляпнику

В этом посте я отвечаю коллеге Шляпнику, текст котрого здесь:
http://russhatter.livejournal.com/53832.html

Отвечаю фрагментарно, но готов продолжить обсуждение, если четко определится предмет спора.

1. Правильно ли я понимаю, коллега, что Ваше конкретное предложение сводится вот к этому: "дайте, суки, деньги, и отвалите!"? Если да, то денег никто не даст, и я бы не дал. Позиция, которая претендует на конструктивность, не может быть сформулирована таким образом.

2. Росийские академики - это то же самое, что "красные директора". Среди советских директоров были выдающиеся личности. Может быть, их было среди них даже не мало. Но нынешней ситуации они неадекватны. Нужно омолаживание состава академических руководителей. Разумеется, не механическое омолаживание. Нужны ученые, которые умеют мыслить рыночными реалиями. Попытаться привести к власти таких людей - суть моего предложения. Именно этих людей, а не какое-то жулье я гипотетически назвал эффективными менеджерам. Нужны люди, которые смогут использовать свой талант на радикальное преобразование института науки (задача не менее сложная, чем создание бомбы). Если мое предложение по каким-то причинам не реально (что может быть) - Академию надо закрывать.

3. Воспроизвожу мою переписку с физиком Михаилом Фейгельманом (с его согласия). Полагаю, что она хотя бы отчасти содержит ответы на Ваши вопросы.

ФЕЙГЕЛЬМАН - БЕЛАНОВСКОМУ:
Пишу в связи с Вашим сочинением, вывешенным на "Полит.ру". Я согласен с большинством оценок, там содержащихся. Однако не согласен с рецептом лечения - и по тривиальной причине: какие у Вас или у меня основания думать, что такие радикальные меры в текущей политической обстановке будут проведены (если их начнут проводить) именно в тех благородных целях какие при этом могут быть сформулированы ? По-моему, просто никаких оснований.

Придет управлять РАН некто К. ("современный и эффективный" по всем текущим российским оценкам) и устроит как ему надо. То есть все конечно у Вас правильно "по идее" написано - но ведь все у нас в стране так прогнило насквозь - не только в управлении наукой - что механизмов нет для реформации. Остается лишь печально сказать "не навреди" - пускай лучше медленно гниет, чем разом уничтожат что еще пока выжило. Если у Вас есть что на это возразить - мне было бы интересно это увидеть.

БЕЛАНОВСКИЙ - ФЕЙГЕЛЬМАНУ

При обсуждении серьезных вопросов самое трудное – это выделить главное, не размениваться на частности. Попробую это главное сформулировать.

А. Поверите или нет, но я хотел вставить в текст своей статьи тезис о том, что, может быть, лучше Академию вообще не реформировать, оставить все, как есть. Убрал это место только ради сокращения объема статьи. Теперь жалею. Да, тезис о том, что, может быть, лучше оставить все, как есть, заслуживает самого серьезного отношения к себе. В сущности, нужно ответить не на один, а на два вопроса. Первый – реформировать или не реформировать? Второй – если реформировать, то как? Если на первый вопрос ответить утвердительно, то я готов отстаивать свой подход в сравнении с какими-то другими, если они будут сформулированы. Но если на первый вопрос ответить отрицательно, то вопрос снимается. Потому что за ответом «не реформировать» стоят самые веские из известных мне аргументов.

Но ведь ясны и минусы такого решения. Финансирование науки рано или поздно срежут, да еще и обвально. Потом будут сокращать людей советскими методами, типа «уволить 60% сотрудников». Думаю, что втихаря приватизируют землю и недвижимость. Это же можно внешне обозначать как хозяйственные решения и инвестиции. Этот процесс уже идет. Ну, и т.д. Может быть, этот инерционный сценарий есть смысл прописать более подробно, чтобы понять, куда мы идем.

Б. Каждая научная проблема представляет собой логическую задачу, в которой надо правильно сформулировать посылки и сделать правильные выводы. Я пытался решить следующие задачи.

Первая – привести к власти в РАН, условно говоря, Вас. Или человека (людей, команду), похожего на Вас. Создать для этого алгоритм. Может быть, решение этой задачи мне не далось. Может быть, она не имеет решения. Но если она не имеет решения, РАН, наверное, надо закрывать?

Вторая задача, которую я пытался решить – это формулировка программы действий, которую Вы или похожие на Вас люди могли бы реализовать. Мне кажется, что в этом гипотетическом случае Вы стали бы действовать в русле моих предложений. Может быть, я ошибаюсь. Но в любом случае эту проблему надо обсуждать заранее, чтобы был какой-то идейный задел на тот случай, что такая программа будет востребована. А ведь это может случиться, причем внезапно. Может быть, мои предложения ошибочны, но их можно обсудить. Гораздо больший позор дождаться, когда власть спросит нас об этом и сказать: «Мы считали этот вопрос политически закрытым и поэтому его не прорабатывали». К тому же на такой наш честный ответ найдется жулик, который скажет: «Вот вы не прорабатывали, а я проработал». Что будет дальше - понятно.

В. Еще в советское время мы (имею в виду группу коллег) поняли одну важную вещь: нельзя ограничивать дискуссию рамками того, что кажется политически возможным. Нужно сформулировать посылки и сделать выводы независимо от политических ограничений. Потому что в противном случае получается ложное решение (типа первой и второй моделей хозрасчета – помните?). Вы, физик, должны, я думаю, понимать лучше меня, сколь важен для науки логический формализм. Отсюда, наверное, резкий тон моих текстов. Точнее, он кажется таковым. Решение логических задач всегда нужно формулировать жестко и однозначно. Это никоим образом не равносильно хамству, потому что хамство – это переход на личности, вещь, запрещенная в науке.

Но я часто замечал, что у нас в России жесткость научного вывода воспринимается как хамство и влечет за собой соответствующую эмоциональную реакцию (разумеется, это касается не Вас). В этой эмоциональной реакции я вижу признак того явления, которое я назвал я назвал кризисом института научной экспертизы. Может быть, это явление более глубоко, чем кажется, оно имеет истоки на психологическом уровне. Исчезает тип ответственно мыслящего человека. Возможно, что науку погубит инфантилизм. Но это так, к слову.